В ОПЕК уверены, что нефть будет стоить дороже 110$ через четверть века для бинарных опционов

2 лучших брокера 2020 года:
Содержание

Реферат: Военная политика США и цена на нефть

Само понятие «международный терроризм», было выпущены в широкие массы, сразу после 11/09/2001. Нет, оно, конечно существовало раньше, но те самые (которых называют дурацким словом «международное сообщество») не уделяли этому вопросу столько внимания, сколько безусловно уделяют ему сейчас. Смею утверждать, что сентябрь 2001 года это переломный момент в новейшей истории человечества. Именно в этот месяц страны стали перекраивать свою внешнюю (а как следствие и внутреннюю) политику, одни всё больше кроили её в звездно-полосатую ткань, другие эту ткань публично сжигали, не понимая, что тот – самый звездно-полосатый перекроит их всех. Конечно и третьи, те кто сразу оценили все плюсы борьбы с «международным терроризмом» и с головой окунулись искать у себя и у соседей исламские корни того самого терроризма, попутно решая свои, второстепенные задачи. Нет, ну вы только вспомните, о чём дискутировал мир, до падения башен в прямом эфире, на все возможных саммитах разных там «НАТО», «ООН», «больших семёрок» с каким – то плюсом, бесчисленные комиссии по правам человека ЕС, повторюсь, ООН, на всевозможных экономических форумах и т. д. Вспомнили? Конечно, вспомнили: непримиримые палестинцы, постоянно оспаривающие израильские территории, нарушение прав человека в Чечне, Грузия с вечной претензией к Абхазии, Шеварднадзе, перманентно оповещающий Запад о русском беспределе, Россия постоянно говорящая о Панкиссе, оправдываясь за Чечню и за деньги полученные от МВФ на восстановление экономики, нелегальная иммиграция, и на последок самое главное нефть, точнее цена на нефть, естественно, что говоря про нефть мы никак не можем позабыть про ОПЕК с его вечными ценовыми войнами, с многочисленными безмыслинными съездами, с малоэффективным (пережившим себя) методом борьбы за высокую цену, путём введение более низких квот на добычу и/или экспорт. А ведь никто про эти проблемы и не забывал, просто стали смотреть с другой стороны, теперь всё не выглядит, как нарушение чьих – то прав, будь – то чеченцев или палестинцев, теперь если ты доказал «мировому сообществу» (ещё раз прости читатель за дурацкое выраженьице), что твоя проблема имеет хотя бы малые намёки на экстремизм, можешь смело “мочить в сортире” (выраженье тоже конечно попахивает дурно, но прощенье просить не буду, ибо не ко мне это) свою «проблему». А ещё лучше не, что – то там доказывать, а добиться, чтобы твою «проблему» включили в «ось зла».[1]

ОПЕК была сформирована на международной конференции в Багдаде, состоявшейся 10-14 сентября 1960 г. Первоначально в эту организацию вошли пять стран: Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла. В период с 1960 по 1975 гг. было принято еще 8 новых членов: Катар, Индонезия, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор и Габон. В декабре 1992 г. Эквадор вышел из состава ОПЕК, а в январе 1995 г. из нее был исключен Габон.

Несмотря на огромное влияние на нефтяной рынок, ОПЕК производит всего 40% от объемов мировой добычи нефти. Однако страны, входящие в ОПЕК, владеют 77% всех разведанных мировых запасов нефти. Как следствие, страны, не входящие в ОПЕК, в частности, Канада, Великобритания, Норвегия, Мексика, Китай, Россия и США, добывают около 60% нефти, но при этом их собственные запасы быстро истощаются. В результате в последние десятилетия все острее ощущается необходимость освоения альтернативных источников энергии.

Задачей ОПЕК являлось представление единой позиции стран-производителей нефти в целях ограничения влияния крупнейших нефтяных компаний на рынок. Однако реально ОПЕК в период с 1960 по 1973 гг. расстановку сил на нефтяном рынке изменить не могла. Ситуация изменилась в первой половине 1970-х гг., когда западный мир столкнулся с усилением инфляционного давления и нехваткой сырьевых ресурсов. Особенно остро ощущался недостаток нефти: США, еще в 1950г. бывшие самодостаточными по добыче нефти, теперь были вынуждены импортировать около 35% нефтепродуктов. В это же время ОПЕК начала все жестче отстаивать свои позиции в отношении принципов разделения прибыли на нефтяном рынке.

Существенные коррективы в расстановку сил внесла внезапно начавшаяся в октябре 1973 г. война между Египтом и Сирией, с одной стороны, и Израилем, с другой. При поддержке США Израилю удалось довольно быстро вернуть утраченные территории и уже в ноябре подписать соглашения о прекращении огня с Сирией и Египтом.

17 октября ОПЕК выступила против политики США, введя эмбарго на поставки нефти в эту страну и увеличив на 70% отпускные цены для западноевропейских союзников Соединенных Штатов. В одну ночь баррель нефти поднялся в цене с $3 до $5,11. (В январе 1974 г. ОПЕК поднял цену за один баррель до $11,65). Эмбарго было введено в тот момент, когда уже около 85% американских граждан привыкли добираться до рабочего места на собственном автомобиле. Хотя президент Никсон ввел жесткие ограничительные меры по использованию энергоресурсов, ситуацию спасти не удалось, и для западных стран наступил период экономического спада. На пике кризиса цена галлона бензина в США поднялась с 30 центов до $1,2.

Реакция Wall Street была мгновенной. Естественно, на волне суперприбылей акции нефтедобывающих компаний пошли вверх, однако все остальные акции в период с 17 октября до конца ноября 1973 г. потеряли в среднем 15%. Индекс Dow Jones за это время снизился с 962 до 822 пунктов. В марте 1974 эмбарго против США было снято, однако эффект, который оно произвело, сгладить не удалось. За два года, с 11 января 1973 г. до 6 декабря 1974 г. Dow упал почти на 45% — с 1051 до 577 пунктов.

В течение 70-х годов цена нефти продолжала расти, также как и цена цветных металлов, резины, пшеницы и хлопка. Повышение цен на нефть вызвало эффект бумеранга и повлекло за собой удорожание практически всех товаров и услуг. В 1974 г. индекс потребительских цен вырос на 11%, так что в 1975 г. Президент Форд был вынужден принять программу борьбы с инфляцией.

Доходы от продажи нефти для основных арабских стран-производителей нефти в 1973-1978 гг. росли невиданными темпами. Например, доходы Саудовской Аравии выросли с $4,35 млрд. до $36 млрд., Кувейта — с $1,7 млрд. до $9,2 млрд., Ирака — с $1,8 млрд. до $23,6 млрд. Однако к концу 70-х потребление нефти начало сокращаться по целому ряду причин. Во-первых, на нефтяном рынке увеличилась активность стран, не входящих в ОПЕК. Во-вторых, стал проявляться общий спад экономики западных стран. В-третьих, определенные плоды принесли усилия по снижению энергопотребления. Кроме того, США, обеспокоенные возможными потрясениями в странах-производителях нефти высокой активностью СССР в регионе, особенно после введения советских войск в Афганистан, были готовы в случае повторения ситуации с поставками нефти использовать военную силу. В конечном счете, цены на нефть начали снижаться.

После эмбарго 1973 года Киссинджер и Никсон начали поиски партнера на ближнем Востоке. Их выбор пришелся на Иран, не принимавший участия в эмбарго против США. Иран разрешил заправлять суда в своих портах и поддерживал позицию США в отношении СССР. Тем не менее, несмотря на все принятые меры, в 1978 г. разразился второй нефтяной кризис. Главными причинами послужили революция в Иране и политический резонанс, который вызвали договоренности в Кемп-Девиде между Израилем и Египтом. К 1981 году цена на нефть достигла $40 за баррель.

Русскоязычные биржи для торговли бинарными опционами:

В конечном итоге рыночные силы, активное развитие программ энергосбережения в западных странах и разногласия между членами ОПЕК привели к снижению нефтяных цен. С 1981 г. цена на нефть плавно падала, вплоть до недавнего времени. И хотя еще совсем недавно казалось, что уровень 1981 г. вряд ли будет достигнут в обозримом будущем, ситуация опять обострилась. Текущая цена барреля нефти приблизилась к $37 за баррель, и некоторые аналитики склонны полагать, что она даже может превысить «критический» уровень $40 за баррель. Похоже, необходимые уроки из прошлого извлечены не были.

Чуть – чуть подробнее о начале

Четырехкратное повышение цен на нефть, вызванное арабским нефтяным эмбарго и ощущением полного контроля производителей над ценами, привело к коренным переменам во всех сферах мировой экономики. Суммарные доходы стран-экспортеров выросли с 23 миллиарда долларов в 1972 году до 140 миллиардов долларов в 1977 году. У них образовались огромные финансовые активы, и опасения, что они не смогут израсходовать их, вызывали серьезную тревогу у международных банкиров и у экономических стратегов. Неизрасходованные десятки миллиардов долларов, лежавшие без движения на счетах, могли означать серьезное сокращение деловой активности и перекосы в мировой экономике.

Однако беспокойство оказалось излишним. Нефтяные экспортеры, внезапно разбогатев, причем так, что они и не мечтали разбогатеть, встали на путь бешеного расходования накопленных средств. Они тратили деньги на индустриализацию, создание инфраструктуры, субсидии и услуги, предметы первой необходимости и роскоши, покупку вооружений, компенсацию убытков и коррупцию. При таком урагане затрат порты перестали справляться с потоком грузов, и суда неделями ждали очереди на разгрузку. Оптовые фирмы и продавцы всевозможных товаров и услуг в промышленных странах бросились в страны-экспортеры, дрались за номера в переполненных гостиницах и локтями проталкивали себе путь в приемные различных министерств. Производителям нефти предлагали покупать буквально все — теперь у них были деньги, чтобы покупать.

В огромный бизнес превратились закупки вооружений. Для индустриальных стран Запада срыв поставок в 1973 году и возросшая зависимость от Ближнего Востока сделали надежный доступ к нефти стратегической проблемой первого порядка. Одним из путей обеспечить этот доступ и сохранить или даже приобрести влияние была настойчивая продажа оружия. Страны ближневосточного региона отвечали таким же горячим стремлением его купить. События 1973 года показали всю нестабильность этого региона. Помимо глубоких региональных и национальных противоречий, столкновения амбиций, события на Ближнем Востоке привели к возможности конфронтации между двумя супердержавами вплоть до объявления ядерной тревоги.

Но после 1973 года оружие, при всем изобилии закупавшихся товаров, было лишь одним из них. Приметой времени стало увеличение в Саудовской Аравии числа грузовых машин — небольших пикапов «Датсун». Как говорил один из руководителей автомобильной монополии «Ниссан», «содержать верблюдов крайне невыгодно, гораздо дешевле обойдется «Датцун». Конечно, в середине семидесятых «Датсун» стоил в Саудовской Аравии 3100 долларов, а за верблюда просили всего 760. Но при 12 центах за галлон бензина и растущих расходах на содержание верблюда, «кормить» «Датсун» оказывалось намного дешевле. Так что почти мгновенно «Ниссан» стал в Саудовской Аравии главным поставщиком этих машин, а «Датсун» — любимцем пастухов-бедуинов, отцы и деды которых в качестве кавалерии на верблюдах составляли костяк армий Ибн Сауда. В целом, колоссальные расходы стран-экспортеров плюс галопирующая инфляция при стремительном развитии их экономик гарантировали быстрое исчезновение их финансовых активов. И они действительно исчезли, причем полностью — вопреки первоначальным страхам банкиров. В 1974 году страны ОПЕК имели положительное сальдо в размере 67 миллиардов долларов платежного баланса по товарам и услугам и таким «невидимым» статьям как доходы от инвестиций. К 1978 году излишки обернулись дефицитом в 2 миллиарда долларов.

Для развитых стран индустриального Запада внезапный скачок цен на нефть означал глубокие перемены. Выплаты и ренты с нефти, известные как «налог» ОПЕК, которые пополняли казну экспортеров, привели к существенному сокращению их покупательной способности Введение этого «налога» вызвало в промышленных странах глубокий экономический спад Валовой национальный продукт США упал на 6 процентов с 1973 по 1975 годы, а безработица увеличилась вдвое и достигла 9 процентов. В Японии ВНП в 1974 году снизился впервые с конца Второй мировой войны. Японцы забеспокоились, что их экономическое чудо, по всей вероятности, подходит к концу. Тем временем присмиревшие студенты перестали выкрикивать на демонстрациях в Токио «К черту ВНП!» и признали достоинствами усердный труд, обещание пожизненной занятости. В то же время повышение цен привело к резкому скачку инфляции в тех экономиках, где уже и так шли инфляционные процессы и наблюдался спад. И хотя в 1976 году в индустриальном мире возобновился экономический рост, инфляция настолько прочно проникла во все поры экономик Запада, что ее стали рассматривать как неразрешимую проблему современности

Более всего страдали от повышения цен те развивающиеся страны, которые не были вознаграждены свыше месторождениями «черного золота» Повышение цен в семидесятые годы нанесло сокрушительный удар по их экономическому развитию. Оно вызвало не только усиление темпов спада и инфляцию, но и нарушило их платежный баланс, сдерживая экономический рост или вообще тормозя его. Кроме того, сильный удар нанесли им и ограничительные меры на мировую торговлю и трудности с притоком инвестиций. Для развивающихся стран выходом было получение займов, и таким образом приличное количество тех излишних долларов ОПЕК «возвращалось» через банковскую систему на денежный рынок и затем поступало к ним в виде займов Так, справляясь с нефтяным шоком, они залезали в долги. А для тех стран, которые находились на более низком уровне развития, пришлось придумать даже новый термин — «четвертый мир» — у них была полностью выбита почва из-под ног и они стали еще беднее, чем прежде.

Новые и очень сложные проблемы развивающихся стран поставили экспортеров нефти в затруднительное и даже неловкое положение. Ведь они тоже принадлежали к развивающимся странам, и они провозгласили себя авангардом «Юга», то есть развивающегося мира, в борьбе против «эксплуатации» «Севера», то есть индустриального мира. Их задача, говорили они, состоит в том, чтобы произвести перераспределение богатства, накопленного Севером и передать его Югу. И на первых порах другие развивающиеся страны, заботясь об экспорте своих товаров и общих перспективах развития, громко приветствовали победу ОПЕК и заявляли о своей солидарности с ней. Это было как раз в то время, когда широко обсуждался «новый мировой порядок». Но новые цены ОПЕК отбросили остальной развивающийся мир далеко назад. И в качестве помощи другим развивающимся странам некоторые экспортеры нефти приняли программы предоставления им займов и поставок нефти. Но их главным ответом на вызванную повышением цен реакцию были выступления за широкий «диалог между Севером и Югом», между развитыми и развивающимися странами, за увязку цен на нефть с другими вопросами развития, все с той же целью — способствовать глобальному перераспределению богатства.

В 1977 году в Париже состоялась конференция по международному экономическому сотрудничеству, которая должна была решить вопрос о диалоге между Севером и Югом. Некоторые промышленные страны согласились участвовать в ней, надеясь получить доступ к нефти. Французы, все еще кипевшие от негодования по поводу ведущей роли Киссинджера в период нефтяного эмбарго и давно завидовавшие позициям Америки на Ближнем Востоке, способствовали проведению этого диалога, видя в нем альтернативу американской политике. Другие страны относились к нему более спокойно. Они считали, что такой диалог может приглушить конфронтацию между экспортерами и импортерами и создать некий противовес повышению цен. Хотя диалог, поглощая массу усилий, шел в течение двух лет, в конечном счете он мало что дал. Участники не смогли договориться даже по вопросу о коммюнике. Для остального развивающегося мира гораздо важнее в практическом смысле оказалась не возвышенная риторика в Париже, а суровая реальность — неспособность западных рынков принять их товары.

Американская стратегия тогда

Независимо от борьбы внутри ОПЕК, позиции Эр-Рияда и Вашингтона по ценовому вопросу были одинаковы. При администрациях Никсона, Форда и Картера США последовательно выступали против повышения цен, считая, что с каждым разом оно еще более обостряет положение в мировой экономике. Но добиваясь снижения цен, Вашингтон не хотел прибегать к насильственным мерам. «Единственный путь радикально снизить цены — это начать широкомасштабную политическую войну против таких стран, как Саудовская Аравия и Иран, что в случае их отказа от сотрудничества заставит их рисковать своей политической стабильностью и, возможно, безопасностью, — пояснял в 1975 году Киссинджер, бывший во время администрации Форда государственным секретарем. — Это слишком дорогая цена, даже и для непосредственного снижения цен на нефть. Если в Саудовской Аравии это приведет с падению существующего строя и к власти придет новый Каддафи, или же будет разрушен имидж Ирана, как страны, способной противостоять давлению извне, то откроется путь для политических тенденций, которые похоронят все экономические задачи». К тому же были некоторые опасения, что экспортеры нефти внезапно сами резко снизят цены и таким образом подорвут работы над дорогостоящими новыми проектами, как, например, в Северном море. В результате в Международном энергетическом агентстве обсуждался вопрос об установлении «минимальной безопасной цены», которая обеспечила бы защиту дорогостоящих инвестиций по развитию энергетики в западном мире от резкого, возможно, вызванного политическими мотивами снижения мировых цен.

Главной задачей Вашингтона было обеспечение стабильности, и он решительно выступал против дальнейшего повышения цен, опасаясь, что оно поддержит инфляцию, нанесет урон мировой системе платежей и торговли и замедлит темпы экономического роста. Перед каждым совещанием стран ОПЕК Соединенные Штаты засылали к заинтересованным сторонам многочисленных эмиссаров. Вооруженные кипами телеграмм с последними статистическими данными по инфляции и энергопотреблению, они вели энергичную работу против дальнейших повышений. Конечно, иногда из огромных соперничавших ведомств, формировавших и внешнюю, и внутреннюю политику США, поступали и крайне противоречивые указания. Временами саудовцы даже подозревали, что Соединенные Штаты, тайно договорившись с шахом о повышении цен, намеренно вводят их в заблуждение. На деле же Никсон, Форд и Киссинджер, учитывая присутствие других стратегических соображений, не хотели слишком сильно давить на шаха. Более того, в американской внутренней политике не было не только консенсуса, но и шла ожесточенная борьба, в результате которой в середине семидесятых годов энергетика стала политическим вопросом первого плана. Однако на международной арене главной задачей политики США было вернуть ценам стабильность и позволить инфляции снижать их. В погоне за такой стабильностью Вашингтон использовал все словесные средства убеждения, от умасливания и лести до осуждения и открытых угроз.

Использовались и другие, менее явные подходы. Стремясь установить предел росту цен и обеспечить дополнительные поставки, Вашингтон подумывал и о партнерстве в нефтяном бизнесе ни более, ни менее как с Советским Союзом. И Киссинджер занялся заключением сделки «баррель за бушель», согласно которой Соединенные Штаты в обмен на свою пшеницу будут импортировать советскую нефть. В октябре 1975 года в Москве были подписаны предварительные договоренности. Вскоре после этого в Вашингтон прибыли советские официальные представители для проведения, как оказалось, весьма напряженных переговоров. Это был шанс Киссинджера одержать «победу» в его политике американо-советской разрядки, которая встречала все большую критику внутри страны и нуждалась в некоторых победах. К тому же это означало бы «поражение» ОПЕК, несмотря на всю иронию использования советской нефти, чтобы вырваться из-под ее власти.

После нескольких дней продолжительных обсуждений, в Вашингтоне наступил уик-энд, и русские оказались без каких-либо определенных дел. Для небольшой разрядки «Галф ойл», у которой имелись сделки по нефти с СССР, на корпоративном самолете перебросила их в «Уолт Дисней уорлд». Во время перелета во Флориду глава советской делегации рассказал, почему переговоры идут так трудно: Киссинджер настаивает на максимальном придании им гласности, желая поставить ОПЕК в затруднительное положение. Русские с удовольствием бы продали свою нефть, они были бы рады не тратить твердую валюту на покупку пшеницы, но сделка должна остаться если не секретной, то уже по крайней мере полностью незамеченной — они не могут позволить себе у всех на глазах подрывать позиции ОПЕК и национальные интересы стран «третьего мира». Существовала также и проблема расчетов. Киссинджер настаивал, чтобы американская пшеница оценивалась по мировым ценам, тогда как советская нефть — на двенадцать или даже более процентов ниже мировых нефтяных цен. На вопрос о причине такого неравенства американцы ответили, что их пшеница имеет уже сформировавшийся рынок, а у советской нефти такого рынка нет и чтобы его завоевать, СССР должен идти на скидки. В итоге сделка не состоялась. Зато советские представители прекрасно провели время в “Диснейленде”.

Стремление к стабильности цен ставило американцев на путь столкновения с Ираном. Ведь именно шах был самым громогласным и влиятельным из ценовых ястребов, и Соединенные Штаты периодически убеждали его изменить свою ценовую политику. Однако стоило президенту Форду выступить с критикой повышения цен, как шах не замедлил с ответным ударом. «Никто не может диктовать нам. Никто не смеет грозить нам пальцем — в ответ мы сделаем то же самое». Конечно, Иран не менее, чем Саудовская Аравия был политически и экономически привязан к Соединенным Штатам. Тем не менее, когда государственные министры, бизнесмены и торговцы оружием толпами прибывали в Тегеран, и когда шах продолжал отчитывать западное общество за его слабости и пороки и грозить ему всяческими бедами, некоторые в Вашингтоне задавались вопросом, кто был чьим клиентом.

В начале семидесятых годов Никсон и Киссинджер дали шаху «карт-бланш» в покупке американских систем вооружений, даже самых новейших, правда, за исключением ядерных. Это входило в «стратегию двух атлантов», принятую в целях обеспечения региональной безопасности после ухода Великобритании из Персидского залива. Атлантами были Иран и Саудовская Аравия, но Иран, как заметил один американский политик, был явно «главной опорой», и к середине семидесятых годов на его долю приходилась половина всех продаж американского оружия за границей. Неограниченная свобода закупок оружия вызывала тревогу в министерстве обороны — с его точки зрения, Ирану нужна была сильная армия, с обычными видами вооружений, а отнюдь не с ультрасовременными системами, которые ему трудно освоить и которые могут оказаться в руках у русских. Министр обороны Джеймс Шлесинджер лично предупредил шаха, что у Ирана нет технических возможностей освоить такое огромное число новых и сложных систем. «В Ф-15 он был просто влюблен», — сказал Шлесинджер. И если шах обычно отмахивался от всех предупреждений, то в отношении Ф-15 он послушался совета и отказался от его покупки.

Резкая критика шла и со стороны министра финансов Уильяма Саймона. «Шах, — сказал он однажды, — просто помешан». Неудивительно, что шах воспринял это как оскорбление, и Саймон быстро извинился: его слова были вырваны из контекста, он говорил «помешан на нефтяных ценах», имея в виду «был влюблен», как, например, иногда говорят «быть помешанным на теннисе или гольфе». В это время американский посол в Тегеране был в отъезде, и неприятная миссия объяснять значение слов Саймона досталась временному поверенному. Он повторил извинения Саймона министру двора, на что тот ответил, что «Саймон, возможно, и хороший торговец облигациями, но в нефти он ничего не смыслит». А шах, как говорят, сказал, что он знает английский язык не хуже министра финансов и отлично понимает «что именно имел в виду мистер Саймон».

Все же при всех интригах и критике во время президентства Никсона и Форда удерживался определенный консенсус. Иран был необходимым союзником, игравшим главную роль в обеспечении безопасности на Ближнем и Среднем Востоке, и престиж и влияние шаха никоим образом не следовало подрывать. Помимо личного расположения к шаху, у Никсона, Форда и Киссинджера имелись и стратегические расчеты. В 1973 году он не ввел нефтяное эмбарго для Соединенных Штатов, а теперь мог сыграть ключевую роль в геополитической стратегии. Саудовцы, говорил Киссинджер коллегам, это — «кошечки». А с шахом можно обсуждать вопросы геополитики: ведь у Ирана и Советского Союза общая граница.

В 1977 году с приходом в Белый дом Джимми Картера у шаха возникли основания для беспокойства. По словам британского посла в Тегеране, «расчетливый оппортунизм Никсона и Киссинджера гораздо больше устраивал шаха»;

теперь же два главных направления политики Картера — соблюдение прав человека и ограничение на продажу оружия — непосредственно угрожали шаху. Однако новая администрация сохранила прошаховскую ориентацию своих предшественников. Как позднее писал Гари Сик, бывший при Картере советником по ближневосточным вопросам в Совете национальной безопасности, «у Соединенных Штатов не было готовой стратегической альтернативы сохранению близких отношений с Ираном».

Сближению способствовало и изменение позиции шаха в вопросе о ценах на нефть. К тому времени, когда Картер обосновался в Белом доме, шах уже сомневался в необходимости дальнейшего повышения цен. Фанатичность и эйфория, поток нефтедолларов и сам нефтяной бум разрушали структуру иранской экономики и всего иранского общества. Результаты были уже налицо: хаос, расточительство, инфляция, коррупция, а также усиление политической и социальной напряженности, расширявшее ряды растущей оппозиции. Росло и число противников насаждавшейся шахом Великой цивилизации.

В конце 1976 года шах удрученно подвел итоги: «Мы получили деньги, которые не можем потратить». Деньги, теперь он был вынужден признать, не являются лекарством, а скорее причиной бедствий страны. Повышение цен ему не поможет, так что зачем затевать конфликт с Соединенными Штатами, особенно теперь, когда с приходом Картера ему более, чем когда-либо, необходимо укреплять отношения с Америкой?! На первых порах администрация Картера решила следовать «наступательной тактике замораживания цен», как основной линии в политике США. Но после визита в Тегеран в мае 1977 года госсекретаря Сайруса Вэнса, заверившего шаха, что Соединенные Штаты вовсе не намерены отказаться от поддержки Ирана, иранское правительство, к удивлению всех экспортеров и даже собственных политиков, выступило за сохранение умеренности цен на нефть. А во время неофициальной встречи с министром финансов Майклом Блюменталем шах даже сказал, что Иран «не хочет, чтобы его считали ястребом в политике цен». Понял ли шах тенденции наметившихся на рынке перемен? И действительно ли главный «ценовой ястреб» стал «голубем»?

В ноябре 1977 года шах отправился в Вашингтон для встречи с Картером. В тот самый момент, когда шах прибыл в Белый дом, за оградой возникло настоящее сражение между сторонниками и противниками шаха, главным образом обучавшимися в США студентами. Полиция, применив слезоточивый газ, разогнала демонстрантов. Но пары слезоточивого газа дошли и до Южной лужайки, где президент приветствовал шаха. Картер начал моргать и тереть глаза, а шах носовым платком вытирал бежавшие по щекам слезы. Этот эпизод был показан во всех выпусках последних известий не только по американскому телевидению. Благодаря новой либерализации иранцы увидели своего монарха не в столь величественном виде, что ранее было абсолютно исключено. Плачущий шах, а также сам факт демонстраций убедили некоторых иранцев в том, что Соединенные Штаты предполагают отказаться от поддержки Мохаммеда Пехлеви. Почему бы еще, рассуждали они, не зная американскую систему, Картер «позволил» такие демонстрации?

Во время неофициальных бесед Картер упирал на необходимость соблюдения прав человека и стабильности в ценах на нефть. Шах понял, что Картер предлагает сделку: поддержка Саудовской Аравии в вопросе о ценах в обмен на продолжение потока оружия из Соединенных Штатов и отказ от давления по соблюдению прав человека. При этом Картер всемерно подчеркивал «изматывающее влияние растущих цен на экономики промышленных стран». Отказавшись от позиции, которую он занимал с конца 1973 года, шах принял условия и обещал убедить другие страны ОПЕК «дать странам запада передышку».

Теперь Иран выступал вместе с Саудовской Аравией за установление умеренных цен. На долю этих двух стран приходилось 48 процентов производимой странами ОПЕК нефти, и они могли оказывать давление на других экспортеров, так что контроль над ценами был установлен. Так закончилось сражение между шахом и саудовцами. Шах был побежден. На протяжении пяти лет, с 1974 по 1978 год, страны ОПЕК приняли только два небольших повышения: с 10,84 доллара, принятого в Тегеране в декабре 1973 года, до 11,46 в 1975 году и до 12,70 доллара в конце 1977 года. Но темпы инфляции опережали рост цен, и, как это и ожидалось, она размывала реальную цену. К 1978 году с учетом инфляции цена на нефть была на 10 процентов ниже, чем после отмены эмбарго в 1974 году. Короче говоря, при ограничении повышений только этими двумя случаями реальная цена на нефть фактически несколько упала. Нефть никоим образом уже не была дешевой, но и цены на нее, как многие опасались, не взлетели до небес.

Американская стратегия сейчас (прогноз до 2020 года)

Кому нужна дешёвая нефть? Ответ очевиден, после 11 сентября удачно найденный (в середине 90-х) олигополистический баланс потребителей и поставщиков стал рушится. Цена на нефть меньше 20 долл./бар. Устраивает только запад и никак не может устроить арабов уже плотно сидящих на нефтяной игле. Россия, скажите вы, пока её трогать не будем, пока без неё. Кое – кто уже начал поговаривать о том, что американская экономика не в состояние вылезти из рецессии. Но, бац, несколько самолётов, и ещё большее падение, и опять обвалы. Так как в те месяцы именно авиаперевозки пострадали больше всех. То впоследствии дешевеющая нефть привела к росту акций авиакомпаний в США и в Европе. Плюс рождественские покупки, т. е. потребительская активность осталась высокая, для этого Вашингтон пошёл на снижение кредитов (благо инфляция 2% это позволяет) и сокращения налогов. А так как потребление составляет до двух трети ВВП США, то можно говорить о том, что и Санта Клаус помог экономике. Для американской и европейской экономики низкие цены на энергоносители — одно из необходимых условий для выхода из состояния спада экономики. Более низкие цены на энергию снизят промышленные издержки и могут помочь увеличению прибылей транснациональных корпораций. Именно американцы жёстко указали ОПЕК на по их мнению слишком завышенный коридор 22 – 28 барр./долл. И цена упала до 18 барр./долл. И держалась там, вопреки любым принятым решениям, до тех пор пока в Америки не начался подъём, так кто контролирует ОПЕК…?

Формула стабилизации была найдена: низкая стоимость кредита и дешёвая нефть. Это дало ожидаемый результат, экономика США не только восстановилась, но и пошла вверх. Администрация Дж. Буша сделала вывод, но какой? Об этом чуть ниже…

Сравнительно высокие цены на нефть в целом соответствуют интересам и весьма влиятельных экологических организаций, так как стимулируют экономию нефтепродуктов, а, следовательно, снижение вредных выбросов в атмосферу, определяют вытеснение мазута и бензина экологичным газом, хотя и способствуют стабилизации использования угля и производства атомной энергии, но в целом ориентируют общество на экономию энергии и замену нефтепродуктов новыми, более экологичными энергоносителями, поскольку современная научно-техническая мысль развивается в жестких рамках, заданных ей парадигмой экологического сознания. Вспомним энергетическую политику Европы – это радикальная политика искусственного завышения цен на бензин с целью увеличить использование его альтернатив, поскольку нефтяная зависимость европейских стран в 70-х годах оказалась практически полной, а в США, имевших более слабую энергетическую зависимость, такая политика является умеренной. Поэтому в европейских странах цена на бензин в среднем на 80% состоит из косвенных налогов, а в США — только на 40%. Самые высокие налоги на бензин в Италии, поэтому 1,2 млн. автомобилей в Италии уже газифицированы, а в Германии, где налоги на бензин вдвое ниже, газифицировано всего несколько тысяч.

К 2020 году не менее пятой части американского, четверти европейского, трети японского автомобильного транспорта будет газифицировано. В последней трети первого десятилетия XXI века начнется революция топливных элементов. Уже в 2020 году топливные элементы будут установлены на 5% автомобилей в Европе, США и Японии.

Но пока нефть даёт нам расклад сил такой какой он есть. Пока нефть занимает центральное место в бюджете многих стран – экспортёров. И пока кто – нибудь не внесёт ясность в происходящий передел, до тех пор будут экстренные заседания ОПЕК и уменьшение квот, а потом в обратном порядке. Так как мы видели ОПЕК не контролирует ни коем образом мировой рынок нефти. Пока ещё рынок реагирует на слова, так заявление Джорджа Буша, призвавшего обе стороны прекратить конфликт, в начале апреля уронило стоимость барреля более чем на 1 долл. Рынок воспринял эти слова как свидетельство того, что американцы серьезно настроены установить мир в Палестине. Дальнейшие события конечно вернули цену на отметку 26. Потерю сегмента рынка отмечает и Eurostat: “Доля ОПЕК на нефтяном рынке стран ЕС за период с 1995 года по 2001 год снизилась с 55% до 45%, отмечено в докладе статистического ведомства ЕС Eurostat. Таким образом, за семь лет ОПЕК потеряла в Европе 10% принадлежавшего ей рынка нефти. Поставки нефти из стран ОПЕК в страны ЕС за 2001 г. соответственно снизились до 90,7 млрд. евро со 103,0 млрд. евро в 2000 году.

В значительной степени потеря ОПЕК своей доли рынка в регионе ЕС вызвана увеличением поставок нефти из России и стран СНГ, считает аналитик лондонского Центра глобальных энергетических исследований Лео Дроллис. Россия и страны СНГ территориально ближе к странам ЕС, что значительно снижает транспортные издержки при поставке нефти. По этой причине российская нефть обходится европейским потребителям дешевле, чем нефть ОПЕК.

РБК. 12.12.2002, Вена 19:16:18. ОПЕК принял сегодня решение сократить производство нефти, и восстановить дискредитированную систему квот, повысив официальный производственный лимит для поддержания цен на нефть. Министр энергетики Алжира Шакиб Халиль заявил, что картель с 1 января 2003г. увеличивает официальные квоты с 21,7 до 23 млн. баррелей в день.

«Мы согласились увеличить квоты на 1,3 млн. баррелей в день и снизить объем производства до уровня новых квот, что позволит сохранить цены на нефть на уровне между 22 и 28 долл. за баррель», — сказал Ш.Халиль.

По словам министра нефти Кувейта шейха Ахмед ас-Сабаха, соглашение подразумевает, что картель добился намеченной цели — сократить фактическое производство на 1,5-1,7 баррелей в день. Новые квоты будут действовать в течение I квартала 2003г. Следующая встреча министров стран ОПЕК намечена на конец марта будущего года, сообщает ABC News.

Между тем, решение ОПЕК было встречено на мировых нефтяных рынках со скептицизмом: дилеры задаются вопросом, смогут ли производители соблюдать новые квоты. «Саудовцы — авторы предложения и совершенно очевидно сократят производство нефти, но подчинятся ли этому решению другие страны — неизвестно», — отметил консультант Гэри Росс из нью-йоркской PIRA Energy.

Данные Eurostat по отдельным странам — экспортерам нефти свидетельствуют, что в настоящее время по итогам 2001 года на нефтяном рынке ЕС лидирует Норвегия. Ее доля рынка оценивается в 21%, а объем поставок в 19 млрд. евро. Вторым крупнейшим поставщиком нефти в страны ЕС считается Россия. Российская доля рынка оценивается в 17%, а объем поставок в 15,4 млрд. евро. Далее следуют Великобритания (11,6 млрд. евро), Саудовская Аравия (9,7 млрд. евро) и Ливия (9,2 млрд. евро).

Аналитики прогнозируют, что в перспективе поставки нефти из России и стран СНГ будут расти, а доля поставок из Норвегии и Великобритании будет падать. Доля ОПЕК в ближайшие несколько лет сохранится в пределах 45%, сообщает DJ Newswires.”

В соответствии с распространенной (07.05.02) информацией секретариата ОПЕК, средняя мировая цена на нефть, рассчитываемая по методике картеля и выраженная через так называемую «корзину» ОПЕК, по состоянию на 6 мая понизилась до 24,52 (-0,46) долл./барр. С начала мая 2002г. ценовая динамика «корзины» ОПЕК выглядела следующим образом (долл./барр.):

1 мая — 25,18;
2 мая — 24,67;
3 мая — 24,98;
6 мая — 24,52.

Среднемесячные ценовые значения «корзины» с начала 2002г. представлены показателями (долл./барр.):

январь — 18,33;
февраль — 18,89;
март — 22,64;
апрель — 24,88.

март – декабрь — 25

Введенное в 1986г. понятие «корзина» ОПЕК (OPEC oil basket) является средневзвешенным показателем отпускных цен для следующих семи сортов нефти: Saharan Blend (Алжир); Minas (Индонезия); Bonny Light (Нигерия); Arabian Light (Саудовская Аравия); Dubai (ОАЭ); Tia Juana (Венесуэла) и Isthmus (Мексика). С 1999г. ОПЕК в целях контроля состояния мировых цен на нефть определила для «корзины» ценовой коридор 22-28 долл./барр. С 24 сентября 2001г. и по 8 марта 2002г. ее ценовые показатели почти 6 месяцев находились за нижней границей коридора. С 11 марта 2002г. цена «корзины» вновь восстановилась выше отметки 22 долл./барр.

По итогам 2001г. среднегодовая цена «корзины» достигла 23,13 долл./барр., а средние ценовые показатели за квартал соответственно составляли (долл./барр.):

I квартал — 24,36;
II квартал — 25,63;
III квартал — 24,13;
IV квартал — 18,40.

Динамика среднегодовых показателей предыдущих семи лет была следующей (долл./барр.):

2000г. — 27,60;
1999г. — 17,47;
1998г. — 12,28;
1997г. — 18,68;
1996г. — 20,65;
1995г. — 16,73;

Я бы не называл это пессимистической оценкой, это бы я назвал тревожной ноткой, тем более что и в самом ОПЕКе не так уж гладко. С Венесуэлой найти договорённость не всегда удаётся. По оценкам аналитиков консалтингового агентства Platts, поставки нефти из 10 стран ОПЕК в марте в среднем составляли 22,94 млн. барр./день. По сравнению с февралем поставки нефти увеличились на 250 тыс. барр./день и на 1,24 млн. барр./день превышают официально установленную квоту поставок.

Platts приводит показатели добычи нефти по отдельным странам ОПЕК в марте. Так, наиболее существенно добыча нефти в марте по сравнению с предыдущим месяцем выросла в Саудовской Аравии и Иране — 7,37 (+0,130) млн. барр./день и 3,38 (+0,050) млн. барр./день, соответственно. Единственной страной ОПЕК, чья нефтедобыча в марте уменьшилась, была признана Индонезия — 1,14 (-0,010) млн. барр./день.

Поставки нефти Ираком, который формально остается 11-м членом ОПЕК, составили в среднем 2,51 млн. барр./день. В то же время Platts отмечает, что недельная статистика иракского экспорта не была стабильной. Экспорт нефти Ираком за неделю достигал минимум 6,7 млн. барр., а максимум — 16,7 млн. барр. Ну вы поняли, да… Как только цена пошла вверх и превысила 26 долл./бар. Экспортёры наплевали на свои же договорённости, все ринулись быстрее продавать подорожавшую нефть, скрывая это друг от друга, вопреки всем подписанным, и данным обещаниям. Вместо того, чтобы ввести конструктивную умеренную ценовую политику, в отношение Запада, они выигрывают мелочь, а проигрывают своё влияние. Это уже не тот картель, когда – то сплотивший 1/3 мировой нефти. После победы в 70х большие деньги вскружили экспортёрам голову. Они покупали себе дорогие автомобили, последних моделей, создавали искусственные оазисы в пустыне, покупали себе дорогие военные игрушки у Советского союза. Они получали 150 млрд. долларов ежегодно. Представьте себе эту сумму тогда, эти деньги были способны купить десять (10) крупнейших нефтяных компаний мира. В 1999 г. эта сумма была способна купить только одну компанию, стоящую в третям десятке. А ведь и в 1999 г. они получали эту сумму. Они привыкли к нефтяной подпитке своих бюджетов и завышенного уровня жизни, опутали себя сложной системой финансовых обязательств в исламском и в развивающемся мире, создали дорогую и технически сложную инфраструктуру нефте- и газотранспортировки, нефтепереработки, нефтехимии, водоснабжения, обороны, практически полностью зависящую от сотрудничества с Западом, разместили десятки миллиардов долларов в западных банках и на американском фондовом рынке. От них откупаются пресловутыми 120-200 миллиардами долларов (около 0,3-0,5% мирового ВВП) монопольной сверхприбыли и «позволяют» тратить на мечети, медресе, программы помощи, культурные исламские центры, на водоснабжение, искусственные оазисы, нефтепереработку и нефтехимию, нефтепроводы, танкеры, порты, акции западных компаний, современные вооружения (с точки зрения западных армий — по большей части лишь дорогие игрушки), гаремы, роллс-ройсы, личные самолеты… Все это разрозненно, часто бездарно (говорят, у одного из эмиров в 70-х годах несколько десятков миллионов долларов просто мыши съели), почти всегда дорого и всегда стратегически бесперспективно. Их победу, обратили в собственное поражение, они не поняли главного, деньги надо уметь вкладывать. Они жили по поговорке «деньги нужны для того, чтобы о них не думать» (не помню кто сказал, кто – то из великих). И что, же сейчас американский контингент в Афганистане Ираке, ближайшие планы: Иран и конечно же просто случай, что они экспортёры нефти и члены ОПЕК. Дж. Буш действует осторожно и нагло, пытаясь особенно не волновать «быков» на крупнейших биржах и без того играющих на войне с Ираком (ведь после начало бомбардировок и постоянных заявлений о высадке пехоты цена на мировых биржах и фьючерсных опционах стабильно держится в коридоре 24 – 26). 11 число послужило хорошим предлогом реализовать угловые цели – расположить контингент своих (НАТО) войск в Южной – Азии, и вновь появившаяся цель – нефть, теперь и Запад понял как привязан их экономический рост к цене на чёрное золото. Ошибки больше не будет, в этом я уверен, это показала вся история развития взаимоотношений (арабо – американских). Раньше от них откупались, как от назойливых детей, сейчас им нужно влияние. Тем более, что не далеко от тех мест Китай, единственный серьёзный соперник США и не потому что их много, и не потому, что Китай четвёртая ядерная держава. Китай это сильнейшая экономика вот уже 20 лет не дававшая сбоя, это крупнейший экспортёр многочисленных товаров, их дешёвая себестоимость продукции, а также огромное трудолюбие не даёт ворваться американцам на крупнейшие мировые рынки. Эта страна единственная способная обрушить доллар за один день, что не раз уже демонстрировала.

Вернёмся к теме. Если американцы действительно расположат свой контингент в Ираке, под громким лозунгом борьбы с мировым террористами, тем самым получат полный контроль над Кувейтом, притом, что уже имеют большое влияние на Венесуэлу и Иран, ОПЕКу придёт конец, нет формально он будет существовать, никто из него выходить не будет. Но реально контролировать нефтяной рынок уже никогда не будет. ОПЕК уже сейчас запутался в механизмах принятие – осуществление собственных решений. Уже сейчас их попытки удержать цену выглядят по меньшей мере жалкими. Это начало конца. ОПЕК к 2020 году перестанет существовать или будет существовать на бумаге.

Война с Ираком съест годовой оборонный бюджет США

Отправка американского военного корпуса в Персидский залив будет стоить до 13 миллиардов долларов, каждый месяц боевых действий потребует от 6 до 9 миллиардов, а возвращение солдат обратно в США обойдется в сумму около 7 миллиардов. Кроме того, ежемесячно после войны придется тратить от 1 до 4 миллиардов на гуманитарную помощь, восстановительные работы и уничтожение иракского оружия массового поражения.

Такие цифры содержатся в докладе, который Конгресс США представил накануне дебатов с администрацией по поводу начала военной операции против режима Саддама Хусейна, передает агентство Associated Press.

По словам председателя бюджетного комитета Сената Кента Конрада (Kent Conrad), «эти дебаты не должны вестись вокруг того, сколько война будет стоить американским налогоплательщикам». В то же время Конрад заметил, что трехмесячная операция с широкомасштабным применением наземных сил и пятилетняя оккупация Ирака американским контингентом потребует около 272 миллиардов.

Между тем оборонный бюджет США составляет 366 миллиардов долларов, а на борьбу с терроризмом выделено 25 миллиардов.

Как сообщила Ранит Шмельцер, пресс-секретарь лидера сенатского большинства Тома Дэшла, дебаты в Конгрессе, вероятнее всего, начнутся в среду. Ожидается, что в итоге Конгресс примет законопроект в поддержку планов администрации Джорджа Буша начать вторжение в Ирак даже без соответствующей резолюции Совета безопасности ООН. Ранее Дэшл заявил, что демократы будут добиваться изменения некоторых формулировок, которые содержатся в законопроекте, однако так и иначе он наверняка будет принят.

Как содержать большую армию

Бюджет каждой страны в своих расходах, хотя бы на четверть, состоит из финансирования собственной армии. Всегда есть, альтернатива, отдать хотя бы часть этих средств, скажем на социальные нужды. В некоторых странах стоит даже вопрос о численности. Впервые проблема масштабности возникла в СССР, в 45 гг., когда только танков насчитывалось 50.000, за невозможностью содержать такое количество, хотя бы одних танкистов и рем. бригад, ноги СССР подкосились, страна больше не могла накормить, обуть и выдать всем обмундирование. И армию стали сокращать, оказывая новым коммунистическим братьям и республикам, так называемую “братскую помощь”. Но тогда и сами военные это понимали, как понимали и после распада, того же СССР, и никто не был против сокращения госрасходов на вооружение. Но перед Генштабом, каждой страны стоит, тот же выбор, какую армию содержать: либо малую, но высоко проффисиональную, как скажем у Израиля, правда хорошо территория не большая, либо большую, но тогда надо постоянно доказывать своим гражданам, что ты не зря тратишь их налоговые отчисления, как скажем в США или в России. В последней кстати, с оговоркой, нисколько доказывать, сколько, как бы это сказать, распространять, своё, что — ли, влияние. Последние бюджеты принимаются в России, всё больше правительством и президентом. На мнение, которых (которого) можно только в какой – то степени повлиять или, ну вообщем вы поняли, да. А поскольку президент России, очень должен быть “благодарен” военным и самое главное войне. То вот, мы и подошли к решению проблемы Генштаба, война, вот оправданное расходование бюджетных, средств микровойна: небольшие вооружённые «конфликты», как между Израилем и Послестиной, «спецоперации» и уничтожение банд формирований как в случае с Россией и Чечнёй, Грузией, а про зрелищность, штатовских «операций», что и говорить. Вспомним, только двадцать первое столетие, Афганистан, сейчас Ирак, и только в ближайшем будущем Иран, КНДР. Говорю зрелищность, так как действительно, только массу (толпу) можно убедить, что масштабными бомбардировками возможно нейтрализовать террористов. А как убедить тех, кто понимает, что террористы не могут быть уничтожены с воздуха, или наземной пехотой, террористов уничтожают спецслужбы (на существование которых итак выделяются не малые средства) на их языке это называется, адресная работа, никак масштабных операций, постоянная слежка, работа с агентурой, вербовка, допросы, только так. А из пушки по воробьям, это для масс, для красоты, для размаха и массы не возражают против раздутых военных бюджетов. Ну, а для тех кто понимает, у них свой интерес в финансирование армии, своя цель, и эта цель, нефть. Америка не могла больше рисковать, на карту было поставлено многое, теракты вызвали большое потрясение экономики, как уже отмечалось пострадали большой частью грузоперевозки, и только дешёвая нефть могла быстро помочь дестабилизировать обстановку. Конечно, штатам не так уж и сложно, играть как раньше, по правилам, с ОПЕК. Но встаёт вопрос, а зачем? Если можно раз и навсегда решить проблему, с помощью насилия. Современная Америка, эта не та Америка 70-х гг. Эта не та страна, диктующая как раньше свою волю, с помощью инструментов рынка. Теперь, это ещё и мощный агрессор, который раздул проблему терроризма в действительности до мировых масштабов и всех заинтересовал в этой игре. В игре под названием – «международный терроризм». Утверждаю, что терроризм, а точнее борьба с ним, выгодна всем, кто с ней борется. Первое: Военные решают проблему с финансированием, либеральная оппозиция больше не будоражит общественное мнение, с правдивыми заявлениями о слишком большой армии, для страны, провозгласившей свободу и рынок главными целями своей политики. Теперь общество видит, что они не просто так отдают свои честно заработанные деньги, их армия борется «за мир во всём мире», и не время сейчас либеральным разговорам. Второе: решаются стратегические цели США, ведь военная машина в 1991 г. по ту сторону океана не развалилась, как в СССР. Они не смогли отказаться от идеи вечной борьбы с «красной чумой», теперь у них новый враг, они создали его сами, а от планов экспансии ближнего Востока и установления влияния там никто не отказывался. Третье: это как раз по нашей теме – нефть, точнее цена на нефть. Штаты согласны платить 22 – 23$ за баррель и даже выше, но внезапные неконтролируемые потрясения им не нужны. Теперь они получили реальную возможность подобраться ближе к осуществлению их контроля за ценой, повторюсь, это начало конца эры ОПЕК, теперь расклад мировых нефтяных цен на нефть уже будет зависеть не от них. От кого? Пока тоже не ясно, ведь игру развязанную Дж. Бушем поняли многие, и многие в неё активно играют…Но, расклад сил в мире, явно меняется, это мы наблюдаем уже целой год.

[1] Эта, штука, иначе не назовёшь это гениальное изобритения Буша – младшего, по началу включающая в себя всего три страны: Ирак, Иран и КНДР (последнюю Дж. Буш упорно называл просто: Северная Корея), так вот если эту самую «ось» ликвидировать, то по теории, зла на земле не будет. А что будет, этого нам пока не объяснили. Объяснили, что запасы Иракской, равно как и Иранской нефти здесь ни причём, и, что КНДР граничит с Китаем, а иметь там свой контингент вооружённых до зубов пехотинцев и ВВС Дж. Бушу, видимо ой, как хочется. Потому как эти самые непонятливые китайцы, ну никак не хотят добровольно отдать свои сектора в международной торговле. Им же ещё Клинтон объяснял, даже для убедительности в их посольство в Белграде крылатой ракеткой зарядил, объяснил правда, что случайно и десять раз извинился. А китайцы оказались народ наредкость гордый, они ещё по максимуму себестоимость продукции как могли снизили (благо все ресурсы у государства) и на внешней рынок её. Так ещё ведь могут доллар случайно обвалить, так как рассчитываются с ними в основном в тех же долларах, а их этих самых, зелёных в страну заходит не мало, пользуется китайская продукция спросом на внешнем рынке, а импорта практически нет, пытались американцы свои доллары вернуть, импортировать в Китай товары, да только не нужны они там. И как скажите тут без ВВС.

Форум В шутку и всерьёз

Меню навигации

Пользовательские ссылки

Информация о пользователе

Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Экономика » Углеводороды и мировая экономика

Углеводороды и мировая экономика

Сообщений 1 страница 30 из 62

Поделиться12020-01-29 17:08:27

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Похитители нефти
[«Аргументы Недели», Константин ГУРДИН ]

В ценах на бензин, которые за прошлый год подскочили на 15%, обнаружился любопытный ингредиент. Часть стоимости топлива на заправках – компенсация добывающих компаний за украденную нефть. Многочисленные проверки показали: чёрное золото в РФ воруют – даже не канистрами или цистернами, а железнодорожными составами. Кража нефти из трубопроводов поставлена на широкую ногу. Её незаконная перегонка в низкокачественный бензин – огромный бизнес, который кормит часть населения некоторых республик.

По врезке в день

Каких только способов незаконного обогащения на сырье не придумали на пространстве бывшего СССР. Одно время массово воровали медные провода. Ещё бы: тонна металла стоит 250 тыс. рублей! Потом компетентные органы научились отлавливать проводных воров на пунктах приёма, дело постепенно сошло на нет. Тогда самые сообразительные сырьевые воришки принялись красть асфальт. Даже обрезали края у свежепроложенных дорог. Оказывается, в асфальте до 75% битума. Это – тоже углеводород, при умении из него можно гнать бензин. В Омске на этом попался начальник дорожно-эксплуатационной службы. Он годами клал 4 см асфальта вместо положенных по ГОСТу 8 см, образовавшиеся излишки отправлял на нелегальный нефтеперерабатывающий завод (НПЗ). Наворовал на 17,5 млн. рублей.

Но асфальт – дело явно неприбыльное, мороки не оберёшься, а топлива капля. Да и зачем «воровать дороги», если красть качественную, ничем не замутнённую нефть – проще некуда? Вот свежая история. Жило себе не тужило нижегородское хозяйство «Борок». Разводило карпов в притоке Волги на площади 420 га. На беду рядом проходил нефтепровод Альметьевск – Нижний Новгород. Нефтяные ворюги присмотрели участок трубы, скрытый в низине рядом с водой, и принялись варить незаконную врезку. Что-то пошло не так: из трубы хлынул фонтан мазута, воришки разбежались. В результате топливо потекло в Волгу, вся рыба в хозяйстве всплыла кверху брюхом. Ферма – на грани разорения, прокуратура так и не поймала виновников катастрофы, претензии предъявить некому, поскольку владелец трубопровода ни при чём.

Зато вину пойманных летом 2020 г. 14 жителей Татарстана доказали без труда. Размах дела впечатляет. По данным следствия, подготовка нефтяной кражи началась ещё в 2006 году. Злоумышленники арендовали подсобное хозяйство в селе Письмянка Бугульминского района, где устроили нефтеперегонную базу. Огромные ёмкости для хранения нефти замаскировали в земле, оборудование скрыли в подвале. После чего принялись откачивать нефть, врезаясь в напорные трубопроводы. Шло чёткое разделение труда. Одни участники группировки занимались врезками, другие перевозили похищенное топливо на базу на грузовиках-цистернах. Третьи – гнали бензин. Удалось доказать факт кражи 412 т нефти, хотя реальные объёмы, скорее всего, гораздо выше.

Вообще новости на тему «полиция обнаружила очередную врезку в нефтепровод» приходят с таким завидным постоянством, что рябит в глазах. Ничего удивительного: глава Минпрома В. Христенко огласил такую статистику: за последние пять лет обнаружено 3 тыс. незаконных врезок. Выходит – 1,6 врезки каждые сутки. Вот только последние громкие события. В Пермском крае остановили для проверки КамАЗ. Оказалось – везёт 15,5 т краденой нефти. В Самарской области после многих месяцев оперативной разработки попался на крупной краже нефти местный криминальный авторитет по кличке Колючий. Взяли с поличным: на 641-м километре трубопровода «Юго-Запад транснефтепродукт» группировка под руководством гр. Колючего организовала врезку длиной 500 метров. Незаконную трубу замаскировали, провели внутрь времянки и до поры до времени благополучно перекачивали дизельное топливо в прибывающие по расписанию автоцистерны.

Бензиновые алхимики

Самый выдающийся успех: поимка красноярской ОПГ, с августа 2007 г. промышлявшей на трубопроводе «Омск – Иркутск». Как отмечают в ГУВД, «действовали очень профессионально, врезки в трубу шли с использованием спецтехники, так чтобы операторы нефтепровода не обнаружили утечки». В результате удалось откачать налево 1,5 тыс. т нефти. Надо сказать – масштабы промышленные, объёма похищенного сырья хватит загрузить НПЗ.

Та же схема работала на 982‑м км участка продуктопровода «Приморск – Второво» (Ленинградская область). Пойманная летом 2020 г. банда присосалась к трубе, проведённой на глубине 50 см под землёй, и откачивала по 40–50 т дизельного топлива в сутки. Тайный трубопровод вёл на территорию заброшенной воинской части в Выборгском районе Ленобласти.

Топливным ворам есть о чём беспокоиться. С одной стороны, срок за кражу нефти грозит приличный, но не запредельный: от 3,5 до 5,5 года. С другой стороны, вероятность попасться – огромная. Нефтяные компании – небедные, со связями и деньги терять не любят. Так что полиция не прозябает, в проблемных регионах оперативные мероприятия и облавы на организаторов незаконных врезок – почти рутина. Например, в Башкирии регулярно, несколько раз в год, проходят полицейские операции «Нефть». Подключились даже налоговики. Два года Федеральная служба по налоговым преступлениям вела операцию под кодовым названием «Алхимики». Ловили заправки, торгующие палёным бензином с нелегальных НПЗ, в результате – завели 700 уголовных дел.

Секрет миллионеров:  Как выиграть на бинарных опционах 60 секунд

Да и сами нефтяные компании – не промах. С 2007 г. «Газпром» и Транснефть получили право создавать охранные подразделения, имеющие лицензию на применение боевого оружия. По сути – частные отряды быстрого реагирования на «врезной терроризм». Надо думать, силы собрали неслабые и оснастили неплохо. Корпорация «Иркут» даже наладила для «Газпрома» и Транснефти выпуск беспилотных летательных аппаратов, заточенных под поиск незаконных врезок.

С другой стороны, не во всех краях топливным ворам приходится уворачиваться от пуль частных отрядов. В некоторых регионах местные власти покрывают этот бизнес. Тут вне конкуренции – республики Кавказа. Вот показательный факт. В конце августа 2020 г. руководство Транснефти (государственный монополист по перекачке нефти внутри РФ) настолько устало от регулярных краж, что написало официальное обращение к президенту Дагестана.

Компания заявила следующее. В Дагестане на нефтепроводе «Баку – Новороссийск» действует множество незаконных врезок. Через них каждый месяц воруют объём, равный пяти ж/д составам нефти (60 цистерн). Отводы тянутся на десятки километров и ведут к нелегальным мини-НПЗ (на профессиональном жаргоне их называют «самовары»). На выходе они выдают некачественный прямогонный бензин с низким октановым числом, который улучшают присадками и поставляют на заправки под видом АИ-95.

В общем – Транснефть прорвало! Собственную частную армию в кавказскую республику не пригонишь, а местная милиция по таинственным причинам закрывает глаза на существование врезок. Гневное письмо не возымело ни малейших последствий. По данным «АН», месяц спустя, в сентябре 2020 г., 50 тыс. т нефти украли на дагестанском участке нефтепровода «Баку – Тихорецк». Транснефть кипятится, но, кроме установки дополнительных датчиков на дагестанской части трубы, сделать ничего не может.

Хотя – ситуация решаема. Под зонтиком местных властей – справиться можно. Схожая картина была в Чечне. Только там ещё в 2004 г. местные власти каким-то образом договорились с нефтяными гигантами. В республике провели рейд, разом ликвидировав 1,12 тыс. кустарных нефтяных минизаводов. С тех пор там – нефтяная тишь да гладь.

Поделиться22020-06-17 01:07:10

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Большие запасы

Венесуэла стала мировым лидером по запасам нефти, обогнав Саудовскую Аравию, свидетельствуют данные британской компании BP. Но у президента Венесуэлы Уго Чавеса нет возможности разыграть этот козырь.

Доказанные запасы нефти в Венесуэле на конец 2020 года достигали 296,5 млрд баррелей (46,3 тонны), или 17,9% общемировых запасов, говорится в ежегодном «Стратегическом обзоре мировой энергетики», подготовленном компанией BP.

Саудовская Аравия на 31 декабря, по данным BP, располагала 265,4 млрд баррелей нефти, что больше, чем ресурсы всех 34 стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) – клуба самых развитых стран мира.

На третьем месте в мире по доказанным нефтяным запасам находится Канада с 175,2 млрд баррелей – это 11% от общемирового показателя. В России запасы нефти достигли 88,2 млрд баррелей, или 5,3% общемирового объема. В 2020 году этот показатель составлял 86,6 млн баррелей. При этом Россия остается крупнейшим мировым производителем нефти, передает «Интерфакс».

Мировые запасы нефти по итогам 2020 года выросли на 1,9% – до 1,65 трлн баррелей с пересмотренных 1,62 трлн баррелей в 2020 году. По подсчетам BP, этих запасов должно хватить на 54 года. Ближний Восток остается ведущим мировым регионом по объемам нефтяных запасов – 795 млрд баррелей, или 48,1%.

Мировые запасы газа в прошлом году выросли на 6,3%, до 208,4 трлн кубических метров, и их должно хватить более чем на 63 года. Добыча газа в мире выросла на 3,1%, до 3,276 трлн кубометров. Причем, по данным BP, США обогнали Россию по этому показателю, продемонстрировав увеличение добычи на 8% – до 651,3 млрд кубических метров. В то время как в России добыча выросла на 3%, до 607 млрд кубических метров.

Первое место в мире по доказанным запасам газа занимает Россия, чьи резервы выросли в прошлом году на 0,45%, до 44,6 трлн кубических метров, или 21,4% общемировых запасов. На втором месте – Иран с 33,1 трлн кубических метров (15,9%), на третьем – Катар с 25 трлн кубических метров и 12-процентной долей мировых запасов.

Запасы газа в Северной Америке в 2020 году выросли на 4,9% благодаря буму разработки сланцевых углеводородов – до 10,8 трлн кубических метров, США продемонстрировали рост запасов на 3,6%, до 8,5 трлн кубических метров, передает РИА «Новости».

Мировое потребление нефти выросло на 0,7%, составив 88 млн баррелей в день. Средняя цена за баррель нефти марки Brent в прошлом году выросла на 40% и составляла 111,26 доллара.

Президент Венесуэлы Уго Чавес, на этой неделе выдвинувший свою кандидатуру на третий срок, намерен увеличить нефтедобывающие мощности в стране более чем вдвое к 2020 году – до 6 млн баррелей в сутки. При этом Венесуэла настаивает на том, что цены на нефть на мировых рынках должны быть не ниже 100 долларов за баррель, в противном случае возникает угроза устойчивости нефтедобычи.

Впрочем, смена лидера не должна повлиять на расстановку сил на нефтяном рынке, считают эксперты. «Увеличение доказанных запасов нефти может оказать влияние на расстановку сил лишь в достаточно далеком будущем и при условии, что данный показатель других нефтедобывающих стран будет оставаться стабильным или будет снижаться. Рынок энергоносителей очень политизирован, увеличение рынка сбыта Каракаса выглядит крайне маловероятным в ближайшее время. Безусловно, в случае длительной блокировки Ираном Ормузского пролива спрос на венесуэльскую нефть будет расти, однако это не может длиться долго и не отразится на соотношении сил на рынке углеводородов на продолжительном отрезке времени», – прокомментировал газете ВЗГЛЯД ведущий аналитик UFS Investment Company Алексей Козлов.

«Главный козырь на рынке нефти – это не объем запасов, а возможность политического лоббирования своих интересов. В этом смысле страны ОПЕК находятся вне конкуренции. У Венесуэлы лоббистские возможности пока невелики, – рассуждает директор по управлению активами ИК «Трейд-Портал» Николай Солабуто. – Цены по-прежнему диктует ОПЕК, и идет тонкая политическая борьба США и Саудовской Аравии. Планы Чавеса осуществимы, но к 2020 году, скорее всего, могут произойти технологические прорывы, например, в сфере добычи и транспортировки газа, или в технологии сланцевого газа, и это может девальвировать удвоение добычи. Технологическое первенство пока не за Венесуэлой».

Поделиться32020-07-26 02:14:56

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Турция сыграла против Украины

Последняя страна – участница «Южного потока» согласилась на прокладку трубы.

Устранено одно из главных препятствий на пути реализации проекта «Южный поток». Турция наконец-то дала положительный ответ на прокладку трубы по ее экономической зоне. В обмен на это она, возможно, добилась от России уступок по условиям поставок газа в страну. Запуск «Южного потока» грозит существенными убытками Украине.

Турция выдала положительное разрешение на строительство «Южного потока», заявил в среду премьер Путин в ходе российско-турецких переговоров.

Турция оставалась единственной страной, которая затягивала реализацию проекта «Южный поток», не давая разрешения на прокладку газопровода по ее экономической зоне. Дать ответ Турция должна была еще в прошлом году, однако целый год не могла решиться, выбивая себе преференции.

Похоже, что Турция своего добилась. Газпром подписал два дополнения к газовым контрактам с ней, которые, как заявил глава газового концерна Алексей Миллер, предусматривают рост поставок газа и изменение коммерческих условий. Дополнения к контрактам между Газпромом и Botas позволяют увеличить контрактные объемы поставок газа в Турцию уже в 2020 году как минимум на 2 млрд кубометров, рассказал Миллер.

Однако как именно изменились коммерческие условия контрактов, не уточняется. Эксперты не исключают, что Газпром предоставил Турции некую скидку на газ.

Напомним, что между Россией и Турцией действуют три долгосрочных контракта: один – о поставках газа через «Голубой поток» и два – по западному маршруту транзитом через Украину (по Трансбалканскому газопроводу).

Один контракт между «Газпром экспортом» и турецкой Botas был подписан в декабре 1997 года и предусматривает поставки газа до 2022 года в объеме 16 млрд кубометров газа по трубопроводу «Голубой поток». По другому контракту (подписан в феврале 1998 года) Россия поставляет Турции 8 млрд кубометров газа через Украину вплоть до 2021 года. Именно к этим контрактам и подписаны два дополнения, суть которых пока держится в секрете.

Что касается третьего контракта по западному маршруту, подписанного еще в 1986 году, то его срок действия заканчивается в 2020 году. Он предусматривает поставку газа Турции в объеме 6 млрд кубометров в год. Осенью турецкая Botas отказалась продлевать этот договор, будучи недовольной высокими ценовыми условиями контракта и несговорчивостью Газпрома. Российская монополия даже начала переговоры с частными турецкими компаниями, чтобы поставлять газ им напрямую. Однако теперь стороны разрешили и этот спорный момент: подписанное дополнение переносит объемы поставок по завершившемуся контракту по западному маршруту на второй контракт, который продолжает действовать (до 2021 года).

В 2020 году минимальные контрактные обязательства Газпрома по поставкам газа в Турцию составляют 24 млрд кубометра, при этом, по предварительным данным, фактический объем экспорта в Турцию ожидается в объеме 25,8 млрд кубометров. Турция является второй страной по объемам закупки российского газа после Германии. По словам Миллера, это «абсолютный рекорд по объемам поставок газа в Турцию».

Алексей Миллер говорит, что в планах Газпрома расширить сотрудничество с Турцией. По его словам, эти планы будут конкретизированы в 2020 году.

«Южный поток» и Украина

Газпром запустил «Северный поток» в этом году и разрабатывает проект «Южного потока», для того чтобы снизить свою зависимость от транзитера – Украины. Обе трубы позволяют Газпрому поставлять газ европейским потребителям напрямую. Из-за «Северного» и «Южного потоков» Украина может понести существенные убытки.

С полным запуском только одного «Северного потока» страна лишится 20 млрд кубометров транзитного газа, что выльется в ежегодные убытки до 1 млрд долларов, подсчитывали эксперты. Сейчас Украина получает порядка 2,7–3 млрд долларов доходов от транзита газа. Потери от запуска «Южного потока» могут оказаться еще более значительными. Сумма проектных мощностей двух новых газопроводов «Северный» (55 млрд кубометров) и «Южный поток» (63 млрд кубометров) равна величине нынешнего транзита российского газа в Европу.

Между тем Владимир Путин сказал, что рассчитывает на положительную реакцию Украины на решение Турции разрешить прокладку газопровода «Южный поток» по дну Черного моря в своей экономической зоне.

Глава Газпрома Алексей Миллер два дня назад сказал, что параметры «Южного потока» во многом зависят от переговорной позиции Украины. После одобрения от Турции по проекту эта зависимость усилилась, отметил Миллер в среду.

Напомним, что Украина хочет переписать договор с Газпромом по формуле цены на газ, считая ее несправедливой. Киев хочет получать газ вдвое дешевле. Однако Россия давала понять, что готова предоставить скидку только в обмен на вхождение Украины в Таможенный союз и хотя бы на часть газотранспортной системы (ГТС) Украины.

Александр Медведев уверил, что «Южный поток» будет построен вне зависимости от переговоров с Украиной по совместному владению или управлению ее ГТС. По его словам, ЕС нуждается в дополнительном импорте 250 млрд кубометров газа. «Если даже будут построены «Северный поток» и «Южный поток», Nabucco и СПГ (и будут осуществляться поставки сжиженного природного газа – прим.), все равно около 15–20 млрд кубометров газа дополнительных поставок будет не хватать», – пояснил он.

Алексей Миллер на вопрос о возможности снижения мощности «Южного потока» в случае договоренностей с Украиной по участию в ее ГТС ответил, что «Южный поток» уже находится в стадии строительства, утверждено сводное ТЭО проекта, есть морская часть, есть сухопутная часть. Проектная мощность утверждена в объеме 63 млрд кубометров газа в год. Газопровод предполагает строительство четырех ниток по 15,5 млрд кубометров. В декабре 2020 года, как планируется, будет введена первая нитка.

Отвечая на вопрос, ожидает ли он изменения переговорной позиции по цене на импортный газ в связи с разрешением Турции, Миллер напомнил, что «украинский парламент уже принял решение, что в бюджет страны заложена средняя цена поставки газа в 416 долларов за тысячу кубометров». «У нас цена на газ привязана к корзине на нефтепродукты, и разрешение на строительство «Южного потока» никак не повлияет на формулу цены, которую Газпром использует в своих контрактах, ни в целом, ни с отдельными странами», – добавил глава Газпрома.

Украина является главным транзитером российского газа в Европу. Однако в 2006–2009 годах постоянные споры Украины с Россией не раз приводили к прекращению транзита газа. Кроме того, Газпром неоднократно заявлял, что невозможно контролировать объем транзита газа через эту страну – она отбирает из транзитного потока столько, сколько желает, а не как предусмотрено контрактом.

Официальный Киев долгое время непримиримо отстаивал неотчуждаемость из госсобственности украинской газотранспортной системы.

Однако в последнее время комментарии украинских чиновников говорят о растущих опасениях Киева за судьбу газотранспортного актива в связи с запуском альтернативных газотранспортных проектов. Так, президент Украины Виктор Янукович недавно заявил, что вернулся к вопросу о создании газотранспортного консорциума с Россией. «Прошло время, и нам утерли нос», – заявил президент, говоря о газопроводах «Северный поток» и «Южный поток». Страны – участницы этих проектов, по его словам, «показали демонстративно, что можно обойтись без Украины». «Вместо шума, который был, о том, что это наше богатство, мы получим металлолом. Я не хочу, чтобы наша ГТС была на обочине, отброшена и никому не была нужна», – говорил Янукович.

«Россия, конечно, будет использовать фактор одобрения Турцией «Южного потока» для давления на Украину, чтобы она отдала свою газотранспортную систему. Однако это будет скорее на уровне информационной войны. На мой взгляд, реальность пока другая», – говорит отраслевой эксперт Центра Разумкова Владимир Омельченко.

По его мнению, решение Турции было не главной проблемой воплощения в жизнь проекта «Южный поток». «Более серьезная проблема кроется в Третьем энергетическом пакете ЕС, который ограничивает инвестиции Газпрома в инфраструктуру стран ЕС. Проблемой также является дороговизна «Южного потока» в условиях европейского кризиса. Труба пройдет по территории европейских стран, имеющих огромные проблемы с бюджетом», – отмечает эксперт.

«Третья проблема в двоякой политике ЕС. С одной стороны, страны ЕС подписывают меморандумы с Газпромом по строительству «Южного потока», получая в обмен скидки на газ, однако с другой – стремятся найти пути избавиться от зависимости от российского газа. Они активно строят СПГ и смотрят в сторону альтернативных «Южному потоку» проектов по поставке газа. Конкурентами являются Nabucco, проект Азербайджана с Турцией по поставке газа через Болгарию, проект Турции, Греции и Италии и другие», – добавляет Омельченко.

«Я бы сильно не обольщался насчет «Южного потока». Процесс переговоров по этому проекту не закончен. Мы неоднократно видели, как Газпром подписывал договоры по трубам, а потом проекты закрывались. Примером служит отказ от реализации нефтепровода Бургас – Александруполис», – отмечает эксперт Центра Разумкова.

Маршрут «Южного потока» может измениться

Изначально предполагалось, что «Южный поток» пройдет в обход Украины по дну Черного моря из России в Болгарию, потом в Сербию, Словению, Австрию и Италию, а отводы газопровода пойдут в Хорватию, Македонию, Грецию и Турцию. Окончиться газопровод должен был в Австрии в газовом хабе Баумгартен.

Однако маршрут трубы может претерпеть изменения. Сейчас Газпром рассматривает несколько возможных маршрутов прокладки газопровода. Либо конечной точкой трубы сохранится Австрия, либо строительство трубы закончится на западе Словении, граничащей с севером Италии. Третий вариант – через Грецию на юг Италии.

Окончательный маршрут будет зависеть от экономической эффективности того или иного варианта, заявил глава «Газпром экспорта», зампред правления Газпрома Александр Медведев. «У нас есть определенная гибкость в этом вопросе», – сказал он.

По его словам, точный маршрут будет объявлен с принятием окончательного инвестиционного решения. Срок принятия такого решения определен до конца 2020 года.

«Потому что ТЭО – это одно, а проектные условия – это уже совсем другое: стоимость конкретного маршрута, конкретные затраты, конкретные трубы, конкретные технические решения. И у нас вариантность еще в определенной степени сохраняется», – пояснил глава «Газпром экспорта».

Кроме того, Москва не исключает, что от газопровода, проходящего по территории Сербии, может быть сделано ответвление на территории Боснии и Герцеговины. Это зависит от «подтверждения технической осуществимости и экономической целесообразности такого ответвления», отметил замглавы МИД РФ Владимир Титов.

По-прежнему не определена также точка выхода морской части газопровода. «Есть три варианта: либо это будет Болгария, либо Румыния, либо третий вариант, когда будет две точки выхода – в каждой из этих стран», – передает «Интерфакс» со ссылкой на источник в Газпроме. Решение будет зависеть от экономической выгодности каждого из этих вариантов.

Ранее для реализации европейской сухопутной части проекта Россия подписала межправительственные соглашения с Болгарией, Сербией, Венгрией, Грецией, Словенией, Австрией и Хорватией. Газпром создал СП с местными газотранспортными компаниями.

Для строительства морской части газопровода по дну Черного моря инициаторы проекта «Южный поток»: Газпром и итальянская Eni – создали СП на паритетных началах. Вскоре к проекту присоединились французская EDF и германская BASF/Wintershall. Новое соглашение акционеров было подписано 16 сентября в Сочи. EDF и BASF владеют пакетами по 15% в проекте, Eni – 20%, Газпром – 50%.

Поделиться42020-09-18 23:08:00

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Нефть готовится к прыжку
17.09.2020, Сергей Семенов

Запад оплатит санкции против России, покупая сырье втридорога, полагают некоторые эксперты.

Мир столкнется с ценами на нефть в 150 долларов за баррель. Такова будет расплата Запада за санкции США и ЕС в отношении нефтяного сектора России в долгосрочной перспективе, предупредил в интервью газете The Financial Times экс-гендиректор британской нефтяной компании Вrittish Рetroleum Тони Хейворд. В настоящее время он является почетным президентом Российско-британского общества.

Любопытно, что почти одновременно прогноз о грядущем подорожании нефти к концу этого года сделали в ОПЕК, пообещав урезать квоты на добычу.

Санкции ограничат предложение нефти на мировом рынке и приведут к росту цен в ближайшие годы, считает эксперт. Сланцевый бум привел с 2008 года к росту добычи в Америке на 60%. Однако рассчитывать на дополнительное предложение нефти из Северной Америки не стоит: «Добыча на нефтяных бассейнах поздней стадии разработки, таких как Северное море и Норт-Слоуп на Аляске, сокращается, мир делает ставку на такие регионы, как Канада, Ирак и Россия».

При этом Ирак едва ли сумеет в ближайшем будущем нарастить экспорт из-за внутренней нестабильности, а «будущая разработка в России нетронутых запасов в Арктике и сланцевых запасов Сибири оказалась под угрозой из-за санкций». Крупные западные нефтяные корпорации уже вынуждены сокращать работу в России.

Подобные рекорды мир уже видел в прошлом. Так, в 2008 году был краткосрочный всплеск цен выше 140 долларов за баррель. Тогда же непосредственно перед многократным обвалом котировок Вагит Алекперов прогнозировал их дальнейший рост до планки 200 долларов за бочку. Конечно, производители «черного золота» всегда заинтересованы в его хорошей стоимости… Возможно, и выходец из Brittish Petroleum держит в уме то, что BP владеет около 20% в «Роснефти»? Ведь санкции могут нанести ущерб интересам этой компании…

Пока же российский Минфин готовится к дальнейшему снижению цен, он даже опубликовал в этот вторник «бюджет дешевой нефти», в котором снизил прогноз средней цены барреля в этом году до 104 долларов США.

— Снижение объемов добычи углеводородов в Северном море – это долгосрочная тенденция. В прогнозе Минэнерго США в 2020 году ожидается снижение добычи по сравнению с 2020 годом на 29,7% (с 3,73 до 2,63 баррель/день). Снижение добычи уже учтено участниками рынка и как раз по этой причине поставки нефти в Европу из других стран – актуальный вопрос, — отмечают эксперты Thomson Reuters KORTES .

— В то же время Минэнерго прогнозирует рост добычи в США в 2020 году по сравнению с 2020 годом на 54,6% (с 9,70 до 14,99 баррель/день), чему способствует рост добычи сланцевой нефти. При этом дефицит нефти в США сократится с 9,48 баррель в сутки до 4,08 баррель/день. Бывшие поставщики нефти в США смогут продавать освободившиеся объемы нефти на рынке. И этот фактор может отчасти компенсировать рост спроса на углеводороды со стороны Китая.

Так что соотношение спроса и предложения на мировом рынке уже меняется в сторону увеличения предложения и сокращения спроса, что несомненно будет оказывать давление на нефтяные котировки. Поэтому в перспективе 1-2 лет ожидать всплеска цен до 150 долларов за баррель едва ли стоит.

Если посмотреть на долгосрочный прогноз Минэнерго США по марке Brent, то в период 2020-2020 годов ожидается снижение цен на нефть, а в 2020-2040 годы — рост, при этом отметка 150 долларов за баррель, по прогнозу, будет достигнута в 2028 – 2029 годах. Это очень удаленная перспектива, и вероятность реализации такого сценария будет зависеть от очень большого числа факторов

Поэтому нельзя обоснованно прогнозировать цены на горизонт далее года-двух. Нельзя это делать и по причине слишком больших геополитических неопределенностей. Впрочем, Brittish Petroleum ежегодно публикуют весьма любопытные прогнозы по разным видам энергоносителей, их добыче и ценам, однако, необходимо аккуратно подходить к долгосрочным прогнозам.

— Хейворд – очень авторитетный в отрасли человек, его отличает стратегическое видение рынков. Но все-таки, думаю, что с уровнем 150 долларов за бочку он очень высоко берет… Сегодня нефть торгуется на двухлетних минимумах. Так, баррель марки Brent котируется ниже ста долларов. Однако от этих уровней рынок должен оттолкнуться и пойти вверх. Сегодня уже есть факторы, работающие на рост нефтяных котировок, так что, полагаю, они уйдут на привычные нам уровни выше 100 долларов. Как краткосрочный всплеск возможно и достижение планки 150 долларов по аналогии со 140 долларами в 2008 году. Краткосрочно – почему нет? – соглашается начальник аналитического управления Фонда «Национальная энергетическая безопасность» Александр Пасечник.

— Однако доминирующий сегодня на рынках психологический посыл, массовое ожидание идет вразрез с экономическими трендами и сводится к готовности принять дальнейшее снижение, вплоть до планки 80 долларов за баррель. Но надо учитывать, что ОПЕК крайне не заинтересована в подобных ценах. Бюджетные ожидания в странах нефтяного картеля крутятся вокруг уровней выше 100 долларов. Более низкие цены, даже такие как сейчас, означают значительные социальные проблемы в этих государствах и проблемы для правящих там элит. При этом у ОПЕК есть рычаги влияния на мировое ценообразование, квотирование добычи. Сокращение лимитов экспорта из этих государств приведет к новому витку подорожания «черного золота» во всем мире. (Во время подготовки этой публикации ОПЕК объявила о снижении суточных лимитов добычи до 29,5 млн баррелей — Автор). Так что смена тренда сейчас вполне возможна.

Хейворд старается поддержать нефтедобывающие компании, которым нужна дорогая нефть. Транснациональные корпорации нуждаются в средствах для поддержания своих инвестиционных циклов. Дешевая нефть означает массовую отсрочку реализации крупных проектов по добыче в труднодоступных районах. Так что нефтяное лобби не позволит сбить цены вниз слишком сильно.

При этом конспирологическая теория о том, что Соединенные Штаты и ОПЕК договорились сегодня сбить цены ради того, чтобы наказать Россию за участие в украинских событиях, на мой взгляд, полностью относится к сфере мифотворчества. При дальнейшем снижении цен вся сланцевая революция в Америке закончится, даже не успев толком начаться, ведь сланцевые технологии отличаются высокой себестоимостью продукта. Так что и с этой стороны есть все предпосылки ожидать рост цен на нетфь.

По совокупности приведенных факторов я утверждаю, что сегодня мы наблюдаем минимальные ценовые уровни, и общий тренд уже скоро будет меняться в сторону подорожания «черного золота».

— Какова планка минимальных цен, ниже которой Россия столкнется с серьезными проблемами?

— По оценке компании Brittish Petroleum, это уровень 105 долларов за баррель, однако традиционно более пессимистичный в оценках российский Минфин говорит как о критическом уровне 90-92 долларах за бочку. При более дешевых ценах мы будем иметь серьезный дефицит государственного бюджета.

В последние два-три месяца уменьшение нефтяных доходов компенсировалось для казны снижением курсовой стоимости рубля, что было достигнуто не рыночными механизмами, а благодаря санкциям, которые фактически позволили Центробанку добиться нужного снижения стоимости национальной валюты. Правда, все ожидали, что снижения до уровня 35-36 рублей за доллар окажется вполне достаточно для балансировки бюджета и поддержки компаний-экспортеров сырья. Никто не замахивался в мечтах на планку 38, и, тем более, 39 рублей за доллар. Однако это свершилось, и наша экономика пока вполне насыщена деньгами.

Поделиться52020-09-26 19:17:35

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Нефтегазовая «ось зла» Обамы
26.09.2020, Андрей Полунин

Выступая в ООН, президент США, по сути, объявил новую «холодную войну» – на этот раз Российской Федерации

Президент США Барак Обама выстроил новую «ось зла». В среду, 24 сентября, выступая на 69-й сессии Генассамблеи ООН, он назвал главные на сегодня мировые угрозы: вирус Эболы, действия России в Европе и террористов в Сирии и Ираке.

«В то время как мы собрались здесь, вспышка Эболы поражает системы здравоохранения в Западной Африке и угрожает быстро распространиться за ее пределы. Агрессия России в Европе напоминает о днях, когда большие нации угрожали малым, преследуя собственные территориальные амбиции. Жестокость террористов в Сирии и Ираке заставляет нас смотреть в сердце тьмы», – патетически объявил Обама.

На первый взгляд, новая «ось» выглядит эклектично. Однако есть общая тема, напрямую связанная с интересами США, которая элементы «оси» объединяет: мировой контроль над запасами нефти и газа.

Наиболее ярко это проявляется в случае с Западной Африкой. Зона, где якобы свирепствует «лихорадка Эболы», по странному совпадению является основным нефтегазоносным районом континента. В 2020-м году компания African Petroleum Limited обнародовала данные о разведке нефтяных месторождений у берегов Сьерра-Леоне и Либерии. Оказалось, там содержатся миллиарды баррелей нефти (1 баррель = 0,13 т), и месторождения могут стать одними из перспективнейших в мире. Между тем, сейчас в Западной Африке хозяйничают китайцы – КНР покрывает 30% своих потребностей в нефти именно африканским «черным золотом».

Включение вируса Эболы в «ось зла» позволяет Вашингтону лишить Китай – своего соперника №1 в мире – доступа к энергоносителям. 19 сентября первая группа американских военных уже высадилась в Либерии, и это лишь авангард группировки из 3000 военнослужащих, которая готовится к отправке в этот регион. Надо думать, вслед за военными в Западную Африку придут и американские нефтяные компании.

С Ираком и Сирией все тоже понятно. Активная деятельность террористов из «Исламского государства» ставит крест на планах Ирана поставлять газ в Европу по наземному газопроводу. Иран, напомним, находится на втором месте (после России) по запасам природного газа. Причем для Евросоюза иранский газ является единственной реальной альтернативой российскому. В августе нынешнего года замминистра по нефти Ирана Али Маджеди заявил, что экспорт можно вести различными маршрутами, которые включают территорию Турции, Ирака, Сирии, Кавказа и Черного моря. США такое развитие событий только на руку: с помощью иранского газа можно и Россию ослабить, и Европу взять под больший контроль. Поэтому включение «Исламского государства» в «ось зла» – шаг логичный.

С действиями России на Украине ситуация немного сложнее. С одной стороны, нестабильность в «незалежной» подталкивает европейцев к сотрудничеству по газу с Тегераном, с другой – слухи о том, что США намерены разрабатывать залежи сланцевого газа на Украине оказались вовсе не «уткой». По данным собственного источника «Свободной прессы», в окрестностях Славянска уже замечены американские буровые, которые охраняет военизированный ЧОП из Киева.

Что на деле стоит за выступлением Обамы, и как реализация планов США скажется на России?

– Сегодня фактически идет Третья мировая война за природные ресурсы, и ведется она методом локальных войн, – уверен директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – Ближний Восток и Африка – основные регионы, из которых Китай получает нефть, которая критически важна для растущей китайской экономики.

Геополитическая задача США в этой ситуации – не допустить усиления Китая в нефтеносных регионах: Африке, Ираке, Ливии. Для этого американцы разжигают в этих регионах гражданские войны, и активно их поддерживают.

Для Штатов, кроме того, принципиально важна высокая цена на нефть, поскольку себестоимость нефтедобычи в самой Америке самая высокая в мире – около 70-85 долларов за баррель. Из-за этого американцы дополнительно заинтересованы, чтобы в других регионах добыча нефти не росла.

Сейчас, для усиления дестабилизации в нефтегазоносных регионах, Америка пытается разжечь локальную войну еще и в Турции. Недавно ведущий американский аналитик и политконсультант Джордж Фридман (человек, близкий к спецслужбам США, основатель агентства Stratfor, которое называют «частным ЦРУ») откровенно объяснил, почему имеются два разорванных локальных конфликта – на Украине и в Сирии с Ираком: между ними находится Турция. Если конфликт перекинется на турецкую территорию, Ирану не поздоровится, а России – тем более.

Для решения этой задачи, пояснил Фридман, США будут использовать фактор курдов, которые живут как в самой Турции, так и в Сирии, и Ираке. Если простимулировать освободительную борьбу курдов, Анкара столкнется с гражданской войной, – считает Фридман.

И это – не пустые слова. В среду, 24 сентября, стало известно, что «Исламское государство» – террористическая организация, которая взялась якобы из ниоткуда, – начала нападение на курдские районы Сирии. В результате, курды в массовом порядке бегут в Турцию, вызывая там беспорядки. А беспорядки, как вы понимаете, имеют шанс перерасти в полноценную гражданскую войну.

– Иран и Турция понимают, что происходит?

– Конечно. Поэтому турецкий премьер Реждеп Тайип Эрдоган начинает выступать против США, а Иран – поддерживать шиитов, которые проживают на территории Йемена. 23 сентября лидер шиитской группировки «Аль-Хуси» Абд аль-Малик аль-Хути заявил в эфире местного телевидения о захвате столицы Йемена Саны и объявил о победе повстанцев над правительственными войсками.

Здесь нужно понимать: Йемен – это южное подбрюшье проамериканской Саудовской Аравии (традиционного поставщика нефти в США). Население Йемена – микроскопической страны, которую практически не видно на карте, – и огромной Саудовской Аравии приблизительно одинаково: около 25-27 миллионов человек. Вместе с тем, уровень жизни в этих странах отличается на несколько порядков: в Йемене царит подлинная нищета.

При таком раскладе есть все предпосылки, что нестабильность в Йемене перекинется и на Саудовскую Аравию, что нанесет очень серьезный удар по американским интересам. Возможно, это заставит США поумерить активность в Африке.

– Американцам удастся выдавить Китай из Африки?

– Африку американцы давно окучивают. Еще в 2007-м они создали специальное Африканское командование (Africom) и стали активно работать на Черном континенте: создавать частные армии, вооружать местных боевиков, натравливать их на китайцев, стравливать между собой в гражданских войнах. Словом, по мере сил вставлять китайцам палки в колеса.

Однако китайцы вложили в добычу полезных ископаемых в Африке огромные деньги: не только в добычу нефти, но и угля, в производство металла. Китайцы, кроме того, построили огромную инфраструктуру – дороги, аэропорты, школы, больницы. Сейчас в Африке очень много китайских объектов, причем на большинстве из них работает китайский же персонал – а это сотни тысяч человек. Выдавить их из Африки будет очень сложно.

– Как на этом фоне выглядят ситуация с Ираном? Сумеют ли американцы наладить поставки в Европу иранского газа, и сильно ли это ударит по России?

– Есть два фактора, которые препятствуют иранским поставкам. Первый – Ираном руководят аятоллы, настроенные по отношению к США крайне недружественно. Штаты договориться с ними не могут, и пока аятоллы у власти, с Тегерана не будут полностью сняты международные санкции. Чтобы иметь дело с Тегераном, Вашингтону нужно поменять там режим теократический на светский и проамериканский. Этого быстро не сделать.

Второй фактор – трудности с транзитом иранского газа. Сейчас Иран поставляет в Турцию небольшие объемы «голубого топлива», причем газопровод идет как раз через курдские земли. Курды этот газопровод регулярно подрывают. Завязывать крупные поставки газа под такой маршрут – особенно с учетом того, что Штаты собираются дестабилизировать Турцию, — практически нереально.

Можно, конечно, вывозить из Ирана сжиженный газ, благо у страны есть выход к морю. Однако строительство заводов по сжижению газа и морского терминала требует огромных инвестиций и времени. Чтобы в Иране сменился режим, а в страну пошли инвесторы, требуется – в теории – не менее 10 лет.

– А каковы шансы, что американцы наладят добычу сланцевого газа на Украине?

– Пока это вопрос открытый. В Польше, напомню, американские компании тоже занимались бурением сланцев. Но оказалось, что польский газ мало того, что дорогой, но еще и крайне низкий по качеству – в нем слишком много азота. В итоге, добычу признали нерентабельной.

На Украине попытки разработки сланцевого газа тоже, скорее всего, окончатся пшиком. Но, видимо, США пытаются бурить скважины на Юго-Востоке.

Я в этом большой беды не вижу. Если Украина будет добывать больше своего газа, и будет меньше просить его у России – нам это только на руку.

– Получается, политика США не слишком подрывает позиции России?

– Самый плохой для нас элемент американской политики – украинский конфликт. Если американцы будут взрывать Турцию, это затронет и наш Кавказ. В результате, мы получим войну и на Украине, и на Кавказе. А как следствие – потоки беженцев и всплеск терроризма.

Однако я бы не стал сгущать краски. Сейчас самим Штатам приходится не сладко. Население Америки растет исключительно за счет афроамериканцев и латинос, тогда как число белых неуклонно сокращается. В результате в США все чаще вспыхивают расовые волнения. Думаю, со временем они будут только множиться.

Неспокойна ситуация и в Мексике: за последние несколько лет в американских штатах, граничащих с этим государством, погибло около 70 тысяч человек – наркоторговцев и борцов с ними, там идет латентная война.

По сути, сегодня внутренняя ситуация США далека от стабильности. Вполне может статься, что американцы, как принято говорить, отхватят по полной программе в своей собственной стране, не доведя мировой войны за ресурсы до победы…

– Причина жесткого выступления Обамы – попытка противников США пересмотреть принцип, согласно которому торговля нефтью должна вестись исключительно за доллары, – считает декан факультета социологии и политологии Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. – В 1970-е эта стратегия была навязана Штатами странам ОПЕК, но сегодня сделки с нефтью все чаще совершают либо в национальных валютах, либо по бартеру.

Вашингтон беспокоит, в частности, крупная сделка по нефти, которая намечается между Россией и Ираном (на бартерной основе), а также попытка Китая и России вести нефтегазовые расчеты в национальных валютах. Это подрывает благополучие американского доллара, и создает политические и финансово-экономические риски для Вашингтона.

Выступление Обамы, на мой взгляд, можно сравнить только с Фултонской речью Уинстона Черчилля, в ходе которой британский премьер объявил холодную войну СССР. Барак Обама, по сути, объявил новую «холодную войну» – на этот раз Российской Федерации.

Я бы такого рода заявления без внимания не оставлял. Это вполне конкретная угроза.

Поделиться62020-09-30 17:04:01

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Если такой энергетический гигант, как Россия, введет эмбарго на поставку углеводородов в ЕС
(«DUNYA», Турция) Сердар Искендер (Serdar İskender)
30/09/2020

Страны Европейского Союза, которые в условиях напряженности в отношениях России и Украины заняли сторону Киева, приняли решение ввести эмбарго против России. Энергетический гигант и «властитель энергоресурсов» поднял брошенную ЕС перчатку. После этого эксперты тут же стали предлагать прогнозы того, как может сказаться на ЕС энергетическое эмбарго со стороны России.

В недавнем прошлом, в ходе возникавших в зимние месяцы кризисов с Украиной и Белоруссией, Россия уже перекрывала газовый вентиль, что приводило к серьезным проблемам в странах ЕС и Турции. Чтобы их преодолеть, члены ЕС вынуждены были покупать сжиженный природный газ (СПГ) из Алжира, Нигерии, Катара, несмотря на доставку по морю и более высокую цену. В странах ЕС природный газ используется не только для отопления жилых помещений, но и для производства электроэнергии. Если по тем или иным причинам Россия остановит или сократит поставки природного газа в государства ЕС, это приведет к заметному спаду в промышленном секторе. Если, как уже бывало раньше, Россия пожелает повысить цены на природный газ и столкнется с проблемами в оплате по счетам со стороны стран, через которые проходят транзитные трубопроводы, поставляющие газ в ЕС, она может резко перекрыть вентиль в холодные дни зимы. При этом сцена, предназначенная для того, чтобы пьеса, которая ранее трижды проигрывалась Россией, была представлена в четвертый раз, сегодня подготавливают сами страны ЕС.

Россия удерживает первое место в мире по доказанным запасам природного газа и второе, после Саудовской Аравии, по добыче нефти. С точки зрения географического положения, Россия привлекает внимание своими богатыми залежами энергоресурсов и близостью к другим странам, богатым углеводородами. В то же время Россия является мостом между странами Европы и Дальнего Востока, то есть странами с ограниченными энергоресурсами и высокой потребностью в них. Это превращает Россию в гиганта в энергетике и обеспечивает ей уверенные позиции в мировой политике.

Несмотря на то, что Россия не является членом Организации стран — экспортеров нефти (OPEC), это второй крупнейший производитель нефти в мире. Но, помимо нефтересурсов в пределах страны, Россия также имеет в своем распоряжении азербайджанскую, казахскую, туркменскую нефть. Через использование этих ресурсов ей удалось стать одним из важнейших игроков на рынках нефти.

Взаимодействуя с Туркменией, которая по запасам природного газа занимает второе место среди бывших советских республик, Россия, безусловный мировой лидер по этому показателю, установила свое господство во всей Европе и Турции в области поставок природного газа. Молдавия, Сербия, Черногория, Эстония, Болгария, Финляндия получают весь потребляемый газ из России; Латвия и Литва — 95%, Греция, Словакия, Венгрия — 80%, Чехия, Австрия, Польша, Румыния — 70%, Турция — 60%, Белоруссия, Украина — 50%, Германия — 40%, Франция — 35%, Италия — 30%.

Благодаря уже существующим и проектируемым трубопроводам Россия создает энергетическую сеть на обширном географическом пространстве, которое простирается на западе через Европу до Адриатического моря, на востоке через Китай до Японии, на юге через Турцию до Израиля. Политика России в роли евразийского «властителя энергоресурсов» станет важнейшей составляющей политического курса Москвы, которая способна сегодня распространить свое влияние на весь мир и обеспечить себе восстановление былой силы. В этих условиях у стран ЕС нет шанса на долгосрочное эмбарго в отношении России.

Поделиться72020-10-05 19:49:53

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Страны ОПЕК не готовы снизить добычу, могут начать ценовую войну («Reuters», Великобритания)
05/10/2020

ЛОНДОН/ДУБАЙ — Среди участников ОПЕК нет единого мнения по поводу сокращения добычи, а трейдеры говорят о возможности ценовой войны между странами картеля после значительного снижения цен Саудовской Аравией.

Цена нефти Brent упала со 115 долларов за баррель в июне до 27-месячного минимума ниже 92 долларов в четверг, и Иран, чей бюджет не рассчитан на цены ниже 100 долларов, публично призвал ОПЕК принять меры к повышению мировых цен. Организация, скорее всего, рассмотрит вопрос о квоте на среднесуточную добычу на совещании 27 ноября, но многие участники картеля, включая лидера по добыче Саудовскую Аравию, пока не видят необходимости в снижении производства, ожидая, что мировой спрос повысится в четвертом квартале.

Пока что картель лишь наращивает добычу: в сентябре она поднялась до максимального уровня с ноября 2020 года 30,96 миллиона баррелей в сутки при официальном лимите 30 миллионов. Несмотря на то, что предложение на мировом рынке превышает спрос, страны ОПЕК пока не готовы к совместным действиям, сказал источник, знакомый с политикой картеля.

«Для принятия коллективного решения нужно согласие всех стран ОПЕК, а этого пока нет», — сказал источник.

Цены на Brent упали более чем на 2 доллара в четверг, после того как Саудовская Аравия существенно снизила цены на ноябрьские партии для клиентов в Азии. Ирак и другие страны ОПЕК тоже снижают официальные цены продажи, но Саудовская Аравия понизила цену на свой основной сорт Arab Light сразу на 1 доллар, удивив участников рынка.

«Это неожиданно сильное снижение. Думаю, снижение цен другими участниками ОПЕК в ходе конкуренции может сыграть роль», — сказал топ-менеджер одной нефтеторговой фирмы.

«ОПЕК, кажется, готовится к ценовой войне. Поэтому мы не ожидаем стабилизации цен, пока такое впечатление не исчезнет, и пока ОПЕК не вернется к согласованным снижениям добычи», — сказал аналитик банка Commerzbank Карстен Фрич. Банк снизил прогноз среднегодовой цены Brent на 2020 год до 105 долларов за баррель со 110 долларов, предполагая, что ОПЕК, в конце концов, придется сократить производство.

Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт лучше других стран ОПЕК готовы к низким мировым ценам на нефть, так как долгие годы имели профицит бюджета. Аналитики отмечают, что низкие цены могут быть выгодны для Саудовской Аравии, так как ослабят таких конкурентов, как Иран и Россия, и вызовут снижение инвестиций в добычу нефти из нетрадиционных источников, включая нефтеносные пески в Канаде и сланцевую нефть в США.

Подобные проекты рентабельны при цене нефти не ниже 70-80 долларов за баррель, и норвежская Statoil уже отложила проект разработки нефтеносных песков в канадской провинции Альберта.

Поделиться82020-10-14 00:18:32

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Кувейт: Цена нефти упадет до $76 из-за невозможности сокращения добычи ОПЕК
13 Октября 2020 года

МОСКВА, 13 окт — ПРАЙМ. Кувейт не видит возможности для скоординированного сокращения добычи нефти в странах экспортного картеля ОПЕК и прогнозирует снижение цен еще на 14% до 76 долларов за баррель.

«76-77 долларов за баррель может стать тем уровнем, на котором снижение остановится», — заявил министр нефти Кувейта Али аль-Омаир, которого процитировали информагентство KUNA и газета Gulf Business.

В понедельник стоимость нефти сорта Brent в Лондоне составляет 88,4 доллара за баррель. За три месяца котировки опустились на 20%.

Организация стран-экспортеров нефти на заседании 27 ноября едва ли пойдет на сокращение добычи для поддержания котировок, заявил аль-Омаир. «Я не думаю, что сегодня у стран (членов картеля — ред.) есть шанс принять решение о сокращении добычи с учетом того, что собственная квота ОПЕК составляет 30 млн баррелей и до сих пор не выбирается», — сказал он.

По его мнению, сокращение добычи в сложившейся ситуации не обязательно приведет к росту цены, так как рынок отражает избыток поставок за счет России и сланцевых проектов в США.

«Если придется что-то делать для сохранения стабильности цен и возвращения их на прежний уровень, мы не будем колебаться. Но это падение не связано с решениями ОПЕК», — резюмировал министр.

27 ноября в Вене пройдет встреча министров стран-участниц альянса, на которой может быть рассмотрен вопрос о сокращении добычи с целью вернуть котировки нефти к 100 долларам за баррель. Но среди министров нет единого мнения.

Саудовская Аравия с 1 октября снизила цену по азиатским контрактам на 1,2 доллара до 90,02 доллара за баррель. Ранее нефтетрейдеры заявляли Platts, что анализ фьючерсного рынка дает основания ждать еще одного раунда снижения отпускных цен Саудовской Аравии — в пределах 0,7-1,0 доллара за баррель.

Но постоянным сторонником сокращения поставок и поддержки котировок выступает и Иран. Официально министр нефти Ирана Биджан Намдар Занганех заявил, что «действия отдельных стран по снижению цен на свою нефть не могут рассматриваться как война за понижение глобальной цены» (цитата по агентству Mehr). Комментарий источника Mehr в Государственной нефтяной компании Ирана был жестче: «Иран продолжит поставлять нефть по цене, которая определяется рынком, и не планирует вступать в ценовую войну, которую начали саудиты».

Официальный прогноз Минэкономразвития России по цене нефти на текущий год составляет 104 доллара за баррель сорта Urals. В 2020-2020 годах, по предположениям министерства, цена на нефть составит 100 долларов за баррель. Минэкономразвития не планирует пересматривать этот прогноз, говорил ранее заместитель министра Алексей Ведев.

Поделиться92020-10-16 01:13:01

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Эксперт: падение мировых цен на нефть устроили американцы
10 октября 2020

Снижение цен на “чёрное золото” — дело рук США, которые с помощью этого трюка хотят повлиять на российскую экономику. Такое мнение высказал главный экономист Института фондового рынка и управления Михаил Беляев в эфире “Русской службы новостей”.

“Бюджет наш зависит от цен на нефть, думаю, это тоже сыграло свою геополитическую роль для понижения нефтяных цен. Потому что наши оппоненты на мировой арене прекрасно понимают, что наша экономика фактически держится на этом нефтегазовом стержне. И поскольку у них финансовое поле благополучное, они могут немного поступиться чисто финансовыми интересами для того, чтобы сделать политический ход и уязвить нас, как главного оппонента”, — заявил эксперт.

Напомним, что мировые цены на нефть резко пошли вниз без резкого влияния каких бы то ни было объективных внешних экономических факторов. Так, цена ноябрьских фьючерсов на нефть марки Brent упала более чем на 3 % — до 88,42 доллара за баррель, достигнув минимального уровня 2020 года. Цена на нефть WTI снизилась на 4 % — до 83,85 доллара за баррель.

Падение котировок произошло на фоне заявлений Саудовской Аравии о понижении цены на нефть, поставляемую в Азию. Очевидно, как и во времена Советского Союза, американцы задействовали своих союзников — саудитов — как оружие для нанесения экономического ущерба геополитическому противнику.

Поделиться102020-10-26 00:19:38

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43389
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    Сегодня 00:49:02

Игра с ОПЕК против Запада
25.10.2020, Андрей Полунин

Россия пытается спасти госбюджет, договорившись с картелем о снижении объемов добычи нефти?

В четверг, 23 октября, президент России Владимир Путин встретился в Ново-Огарево с наследным принцем эмирата Абу-Даби, генерал-полковником Мухаммедом аль-Нахайяном.

Главной темой на переговорах, по данным «Коммерсанта», стал разговор о ценах на нефть и проблеме давления США на членов ОПЕК.

Напомним: Штаты сейчас добиваются, чтобы ОПЕК повышал добычу нефти для снижения цен на «черное золото» на мировом рынке. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) – член ОПЕК со своей квотой, и одна из немногих стран, которые сопротивляются давлению Вашингтона.

Необходимо отметить, что генерал-полковник Мухаммед бен Зайд аль-Нахайян – более чем влиятельный человек в ОАЭ. Он сын основателя и первого президента ОАЭ, правителя эмирата Абу-Даби шейха Зайда бен Султана аль-Нахайяна и брат нынешнего президента ОАЭ, шейха Халифы бен Зайда аль-Нахайяна. Причем именно он, наследный принц Абу-Даби, курирует вопросы ВПК, да и большинство других вопросов, требующих высших решений.

Кроме вопросов, связанных с нефтью, Владимир Путин обсудил с генерал-полковником поставки вооружений в ОАЭ, а также инвестиции в строительство российской Центральной кольцевой автодороги, которые оцениваются в несколько миллиардов долларов.

Беседа в переговорной комнате была недлинной, но затем переговоры возобновились за весьма продолжительным обедом.

Удастся ли России, заручившись поддержкой ОАЭ, договориться с ОПЕК о снижении добычи нефти, и что мы можем предложить взамен за такую услугу?

– В вопросе цен на нефть позиции России и ОАЭ совпадают – обе страны заинтересованы, чтобы цены держались на высоком уровне, – отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – Запасов нефти у Эмиратов осталось немного, и сейчас они пытаются сделать ставку на туризм и активно инвестируют в этот сектор экономики. ОАЭ нужны деньги, чтобы развивать и достраивать огромные туристические проекты.

Средства на это можно получить только от продажи нефти. Чем дороже «черное золото» — тем лучше для ОАЭ. Можно сказать, сейчас мы с Эмиратами играем в одной команде.

Вместе с тем, необходимое условие для развития туризма – безопасность и стабильность в регионе. Эмираты видят, что сейчас происходит в соседних странах – Сирии и Ираке, – и это не может их не беспокоить. Между тем, у Москвы есть определенные рычаги влияния на ближневосточную ситуацию.

Я не исключаю, что на встрече в Ново-Огарево речь шла о возможности задействовать эти рычаги.

– Что конкретно мы можем сделать, чтобы сыграть на руку ОАЭ?

– США сейчас поддерживают на Ближнем Востоке силы, которые в Сирии выступают против действующих властей. За этой поддержкой, кроме того, стоят Катар и Саудовская Аравия. Однако такая политика приводит к огромному числу беженцев, которые мигрируют в соседние страны. И чем богаче страна, тем больше беженцев в нее устремляется.

Эмиратам эта ситуация очень не нравится. Та же Саудовская Аравия на туризм не завязана, и от беженцев, по большому счету, особенно не страдает. Эмираты – другое дело: руководство страны категорически не устраивают толпы нищих на улицах, которые отпугивают туристов.

Эмиратам нужно каким-то образом работать с властями Сирии, чтобы минимизировать этот поток. Россия в этой ситуации может быть посредником в таких переговорах.

– Эмираты сейчас сопротивляются давлению США. Насколько позиция ОАЭ влияет на остальных членов ОПЕК?

– Сложно сказать, сейчас много спекуляций на эту тему. Вначале прошла информация, что Саудовская Аравия, под давлением США, начала играть на понижение, выбрасывая на рынок нефть по бросовым ценам. Потом стали говорить, что саудиты сокращают добычу, чтобы остановить обвал цен на нефтяном рынке.

Надо сказать, интересы стран-членов ОПЕК никогда не были однонаправленными. С одной стороны, каждая нефтедобывающая страна заинтересована в высоких ценах на нефть. А с другой – каждая заинтересована продать как можно больше «черного золота». Чтобы устранить это принципиальное противоречие, в ОПЕК существуют квоты для стран-участников. Но при этом кто-то соблюдает квоты, а кто-то старается их обойти, у кого-то себестоимость добычи нефти выше, у кого-то ниже. Каждая страна-член ОПЕК старается на всем этом играть, и всегда конфликтует с партнерами.

– Получается, сейчас, ведя переговоры с ОАЭ, мы тоже пытаемся сыграть на этих противоречиях?

— Да. Каждая нефтедобывающая страна пытается самостоятельно отстаивать свои интересы, в том числе, на международной арене. Например, Венесуэла начинает дружить с Китаем и Россией, Саудовская Аравия укрепляет отношения с США. Мы сейчас, похоже, пытается выстроить коалицию с Эмиратами, и для этого, мне кажется, есть определенные шансы.

– Действительно, Россия крайне заинтересована, чтобы основные поставщики «черного золота» не понижали цен не нефть, – считает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник в отставке Семён Багдасаров. – Таким поставщиком, наряду с Саудовской Аравией, Кувейтом и Ираном, являются и Объединенные Арабские Эмираты.

Надо понимать: нынешнее падение нефтяных цен – очень опасный момент для российской экономики. Кувейт, например, уже заявил о возможном их снижении до 74 долларов за баррель. Для нас, если честно, это может обернуться катастрофой.

– В чем причины такого падения?

– Падение нефтяных цен совпало с началом операции США и их союзников против террористической группировки «Исламское государство». Ранее американцы давили на Саудовскую Аравию и другие нефтедобывающие страны Персидского залива, требуя повысить объемы добычи, но встречали ощутимое сопротивление. Сейчас расклад изменился. Саудовская Аравия – доминирующее государство Персидского залива – понимает, что в случае дальнейшего обострения ситуации в регионе армия саудовцев, возможно, не выдержит натиска «Исламского государства».

Сегодня вооруженные формирования «Исламского государства» находятся, по сути, на границе Саудовской Аравии с Ираком. Да, у саудовцев довольно большая армия, и она неплохо вооружена. Однако ее боеспособность низка – это неоднократно доказали боевые столкновения саудовцев с шиитами из ИГ на границе с Йеменом.

Это обстоятельство и заставляет саудовцев действовать под диктовку Вашингтона в вопросе нефтедобычи, и играть на снижение нефтяных цен.

– Что мы можем сделать, чтобы повлиять на позицию ОПЕК?

– В первую очередь – проводить активную политику на Ближнем Востоке, в том числе, по борьбе с «Исламски